Feeds:
Записи
Комментарии

  МБОУ «Саргатский лицей»

Научное общество учащихся «Ньютон»

 Сибирская деревня

        Подготовила:

Жукова Арина Андреевна

обучающаяся 6 «А» класса

МБОУ «Саргатский лицей»

   Научный руководитель:

   Орленко Екатерина Викторовна

учитель истории и обществознания

МБОУ «Саргатский лицей»

 

Введение

         Каждый из нас, где бы он ни был, всегда помнит и любит свою  малую родину. Эта  любовь помогает выжить в трудную минуту, придает силы и уверенности в любой ситуации. Но одно дело — просто помнить, держать в сердце, может уже стертую с лица земли деревеньку. А другое дело — будоражить историю, не дать забыться, стереться из памяти людской «делам  давно минувших дней». Ведь буквально каждая пядь нашей земли чем-то знаменита, любой холм или  ямина напоминают о прошлом. И узнать это прошлое дело хоть и трудное, но интересное и благородное.

Отсчет эпохи заселения русскими Сибири начался в 1582 году, после того, как столица Хана Кучума была захвачена дружиной Ермака.

Предметом исследовательской деятельности является деревня Кушайлы Саргатского района Омской области и прилегающая территория. Объект исследования — деревня Кушайлы и ее жители.

Основной целью работы было: проследить историю деревни.

Я поставила перед собой следующие задачи:

-выяснить, связь деревни с оборонительными сооружениями, опоясывающими Кушайлинское кладбище;

— определить, кто, когда и с какой целью их возвел;

— выяснить в каком году и кем была построена некогда существовавшая здесь крепость;

-узнать предназначение и цель строительства крепости;

— выяснить, как возникла деревня, и кто был ее первыми жителями;

-путь развития деревни с 1755 года и до наших дней.

В работе использовали методы исторического исследования:

— формирование представления об объекте исследования;

— поиск и анализ литературы;

— наблюдение на местности;

— собеседование с жителями деревни Кушайлы;

— систематизация полученной информации по результатам исследованных источников.

Чтобы найти ответы на поставленные вопросы мы  обращались в: Саргатский краеведческий музей, областную библиотеку имени А. С. Пушкина, Исторический Архив Омской области. Разговаривали со старожилами деревни.  Встретили много интересного материала об истории деревни. В ходе работы были изучены документы археологических раскопок, материалы сибирских краеведов, статьи из газет, также обследовали расположение  на местности.

 

  1. От эпохи поздней бронзы до нового времени

  1. Древнее городище ирменцев – первые поселения на кушайлинской земле.

 

Заселение  кушайлинских земель началось еще в древние века.  В X веке до нашей эры, Западная Сибирь шагнула в  «эпоху поздней бронзы». В это время в лесостепи население перешло к комплексному скотоводческо-земледельческому хозяйству. Эпоха поздней бронзы — это время широкого распространения земляных укреплений вокруг поселков, время наивысшего расцвета металлургии бронзы, а также формирования новых исторических общностей. Наиболее широко  распространились  в это время ирменские племена.

Именно ирменцы, в VII веке до нашей эры, первыми пришли на кушайлинскую землю и облюбовали высокий речной мыс для жизни своей общины. Кушайлинское городище (открыто А. В. Палашенковым в 1967 году)  строилось по предварительному плану. (Приложение№ 1).  Его площадь 1600 м2. В центре поселка находилось свободное пространство, а дома были вытянуты в две линии, с входами, смотрящими друг на друга. Если считать по площади городища, то было построено не больше 6 жилищ «Ирменцы дома строили каркасно-столбовым методом, слегка углубленные в землю. Чаще всего они были крупные. (20-30м2). Выход устраивали узкий. Крыша состояла из нескольких слоев: плахи и жерди, затем шли ветки, сверху — сшитые берестяные полотнища. Поверх крыша  засыпалась землей. Ровный земляной пол в жилище  был слегка углублен в землю, в центре устраивали очаг»[1]. Рядом с городищем расположилось поселение, известное как Кушайлы III. Так всегда делали, чтобы люди в случае опасности могли укрыться за стенами городища. Ирменцы занимались земледелием и скотоводством, высевали пшеницу, просо, ячмень. Летом скот держали около домов, а зимой в жилых помещениях и кормили заготовленным сеном. Пребывание  животных под одной крышей экономило топливо и давало дополнительное тепло. Также ирменцы занимались и традиционными  охотой и рыболовством,  были замечательными гончарами, косторезами и бронзолитейщиками.

____________

[1]-Матвеев А. В., Трофимов Ю. В., Авербух С. Д. Прошлое Омского Прииртышья. Омск, ОГИК музей, 2005 г.

 

  1. Саргатцы построили настоящий город

 

Новый этап развития сибиряков был связан с началом обработки железа. Приблизительно это 3 тысячелетие до нашей эры.

Одна из наиболее ярких культурных образований раннего железного века — Саргатская.  Как и все степные народы саргатцы были людьми воинственными, скорее всего они захватывали поселения ирменцев.

Кушайлинское городище, построенное ирменцами, заселили саргатцы (Приложение №2). Они  перестроили его  в соответствии со своими правилами. Слева от городища построили неукрепленное селище. «Люди старались жить в безопасности, поэтому застройка городищ домами была плотной (расстояние между домами составляло 1-2 м). Жилища саргатцев состояли из построек, соединенных между собой крытыми коридорами. Это были прямоугольные дома площадью 20-30 м2. Одна из них была жилой, а остальные использовались как кладовые, хлев, сараи для хранения утвари. В центре жилой постройки, на земляном полу, был очаг. Вдоль стен располагались нары из досок или полубревен, застеленные шкурами животных или плетеными циновками»2.

Главное место в хозяйстве занимало скотоводство. Роль земледелия  была незначительной, а вот охота, имела большое значение.  Активно население занималось рыболовством, особенно весной и осенью. У саргатцев существовали разные ремесла: гончарное, железоделательное и бронзолитейное производство, ткачество.    Саргатская культура по многим признакам представляла собой явление уникальное. Ее носители создали, на территории лесостепи Западной Сибири,  могучее предгосударственное  образование.

_______________

[2]-Колесников А. Д. Русское население западной Сибири в 18-начале 19 века, Омск, 1973 год.

 

  1. Сибирские татары назвали озеро Кушайлы – «двойная луна»

         Любой  народ переживает этапы рождения, юности и смерти. Закат саргатской культуры произошел в IV веке нашей эры и был связан с воздействием восточных кочевников хуннов (гуннов). Саргатцы были изгнаны с мест своего проживания, затем на целых сто лет степные и лесостепные пространства Западной Сибири превратились в «большую дорогу», по которой двигались с востока на запад волны кочевых племен. Люди не хотели жить в столь опасных местах, и  5 веке  н.э. центральная и южная части современной Омской области опустели.

С VII — VIII веков нашей эры с юга на нашу землю пришли  тюркские кочевники, они  постепенно смешивались с местными народами. Так начался процесс тюркизации населения лесостепных районов нашего края. Кушайлинское городище заняли тюрки. Они платили дань монгольским ханам. Постепенно сложилась общность — сибирские татары.

В эпоху  средневековья  сибирские татары населяли всю пойму реки Иртыш. Рядом  с Кушайлинским городищем, татары заселяют  поселения Кушайлы II , Кушайлы IV и Кушайлы V. Удобное расположение, широкая пойма, лесные колки, большое озеро — все это благоприятствовало жизни татар. Ясак (налог пушниной) кушайлинцы отвозили в Малый городок на озере Большие Мурлы (Большереченский район). Здесь размещался административный центр татарского населения. Кушайлинское городище

вновь изменилось, сибирские татары жили в полуземлянках-мазанках. Построены они были из столбов, жердей и дерновых блоков. В целом, жилые и хозяйственные постройки были неказистыми, но вполне отвечали образу жизни и традициям населения. Именно татары дали название озеру. Кушайлы – в переводе с татарского «двойная луна». А в переводе с древнетюрского Кушайлы – камышовое озеро.

 

 

  1. Кушайлинский форпост – новая жизнь на озере

 

В XVII веке племена джунгар продвинулись до Иртыша. С татарами их отношения складывались по — разному, частенько возникали междоусобицы. Татары были вынуждены покинуть обжитые места и уйти на север, в тайгу. Прииртышские земли обезлюдели. Лишь охотники и рыболовы татарские приезжали сюда на промысел, благодаря им, не забылись старые названия озер.

В это время было покинуто и Кушайлинское городище с прилегающими поселениями. Полтары сотни лет на этих местах не жили люди. Можно  было днями ехать по бездорожью, пробираясь через сплошные массивы березовых лесов, огибая бесчисленные озера, болота, переправляясь через речку Саргатку и ее притоки. Лишь  изредка попадались избушки и землянки охотников, промысловиков, рыбаков.

С основанием Омска в 1716 году возникает необходимость  в строительстве опорных пунктов для связи между  новой крепостью и обжитой Тарой.

Взаимоотношения казахов и русских в то время не  были добрососедскими. Положение российского правительства в Западной Сибири было не совсем спокойным: не только казахи угрожали российским укреплениям, но и башкиры, и джунгары.  С 1700 по 1740 годы была серия набегов казахов на территорию Тарского уезда. «Людей разоряют, в плен уводят и побивают, скот отгоняют, пожитки грабят, дворы, сена жгут,- сообщали из Сибири»[3].

В связи с такой тревожной обстановкой принимаются меры предосторожности.  6 ноября 1740 г. из Москвы в Сибирскую губернскую канцелярию был направлен  указ об усилении обороны. В частности, Тарской канцелярии «велено ее ведомства Усть-Тартасский пас на Оми и Большерецкий на Иртыше укрепить в форпосты и увеличить в них команды. От прихода  неприятельских людей иметь весьма крепкую предосторожность и всегда неоплошные караулы»4. На  Аевском  волоке был возведен Зудиловский форпост, на реке Оша – Юйский форпост.

К 1744 г. по западному берегу реке Иртыш от города Тары до Омской крепости были построены  Воровской, Верблюжинский, Кушайлинский, Ирчинский  форпосты. В 1745-1747 годах западнее Кутурлинского форпоста были построены Кумырский, Усть-Лагатский, Причелдатский и Степанихинский форпосты. В новые форпосты выставляются гарнизоны из Тарских казаков по 40-50 человек.

Таким образом, в конце 1747 года в междуречье Ишима и Иртыша отдельные населенные пункты соединились в оборонительную линию (Тарскую династию Ишимской линии) с постоянными разъездами и системой

________________

[3] — Русские старожилы. Материалы III-го Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». – Тобольск,2000г.

[4] — Там же

оповещения. Задача перекрытия южных рубежей Западной Сибири была выполнена.

Форпост у озера Кушайлы был построен в 1743-1744 годах.      Месторасположение для строительства  форпоста было выбрано наиболее удачно, на восточном берегу озера. С  юга, запада и севера он прикрыт водными рубежами. Форпост был построен по всем правилам фортификационного строительства  того времени. Он имел в плане четырехугольную форму, с пятиугольными выступами по углам – бастионами. (Приложение №3). Длина оборонительных сооружений  составила 100 метров, ширина 85 метров. Площадь  крепости 8500 м2.

«Форпост был обнесен «деревянной огородой» из бревен. Высота бревенчатых стен достигала 2 саженей. По внешней стороне от стен, форпост был окружен двухметровым  земляным валом, вокруг него протянулись в два ряда  надолбы, а вокруг них еще и кольцо   рогаток. Надолбы и рогатки  возвышались надо рвом, вырытым вокруг крепости глубиной от 2 до 3 метров, а шириной от 3 до 10 метров.  Вокруг стен внутри форпоста также возвышался вал, но не такой высокий,  как с наружи. Высота внутреннего вала составляла от 1 до 2 метров, а ширина от 2-5 метров. Внутренняя площадка была приподнята над внешней на высоту 1 метр. По краю внутренних стен были построены вкруговую площадки для стрельцов. Вход в крепость осуществлялся с запада через  широкие входные ворота. Над ними высилась сторожевая вышка»[5].  На внутренней площадке крепости были построены: деревянная церковь, казарма для солдат и казаков, домик для офицеров, так же разные хозяйственные постройки: конюшня, сараи, амбары, склады, пороховые погреба, магазин. Форпост был укреплен гарнизоном в количестве  около 50 человек. Для пушек в огороде прорезались  амбразуры.

Форпосты Ишимской линии надежно защищали южные границы Западной Сибири более 10 лет, вплоть до 1755 года. Помимо оборонной роли форпосты стали узловыми пунктами Сибирского тракта соединявшей Омскую крепость с городом Тарой. По ней возили грузы, почту, ехали переселенцы на новые места. Под прикрытием форпостов  лесостепная зона

начала активно заселяться людьми. Можно было строить избы и  заниматься крестьянским делом без опасения набегов кочевников.

В связи с ухудшением внешне политической ситуации в Средней Азии, а так же необходимость продвижения русского населения Западной Сибири к

плодородным лесостепным землям, Правительством было решено построить новую линию. Строительство началось в 1752 году и продолжалось до 1755 года. Воинские команды из благодатной поймы огромной реки переводились на склоны Камышловской долины с ее гнилыми горько-солеными озерами на дне.

________________

[5]-Матвеев А.В. Отчет об археологической разведке в Саргатском,          Большереченском, Крутинском, Тюкалинском, Колосовском районах Омской области летом-осенью 2000 года. Омский государственный историко-краеведческий музей, 2000 г.

  1. Первые избы у стен крепости

                                      

Многие казаки из форпостов Битиинского и Кушайлинского, особенно семейные, просили разрешить им остаться на старых местах. «Здесь у них были избы и распахана пашня. Кстати, это первое упоминание о пашне на территории Саргатского района»[6]. Ведь опустевшие постройки форпостов решено было продавать крестьянам.  Построенные из сырого леса они быстро приходили в ветхость.  Бревна и доски разобранных казарм, офицерских покоев, конюшен, продовольственных магазинов, пороховых погребов могли быть использованы в крестьянских хозяйствах для строительства. Бревна башен, заплотов, жерди надолбов и рогаток — все это продавалось, и покупатели находились. Многие из болотистых мест к северу от реки Оши, из Тарских лесов устремились в Прииртышье.

В 1755 году  жители Аевской слободы Осип Малых, Яков и Никифор Пушкаревы, Никита Шепетов просили власти разрешить им переехать в Кушайлы и приобрести постройки этого форпоста. На свою просьбу они получили положительный ответ. То есть деревянные постройки форпоста постепенно были разобраны жителями и в непосредственной близости от него встали первые дома деревни Кушайлы. (Приложение №4).

Обнаружение экспедицией Омского ОГИК музея  форпоста  на западном берегу озера в 2000 году опровергает, сложившуюся в краеведческой литературе традицию, отожествлять валы и рвы Кушайлинского форпоста, со рвами и валами Кушайлинского кладбища.  В этой ошибке заблуждались много лет все местные краеведы, и мы тоже. (Приложение №5)

 Необходимо задуматься о неоднократной закономерности совпадения стратегических принципов размещения оборонительных сооружений двух разных эпох: эпохи поздней бронзы и нового времени.

Видно, в это время облюбовали жители  место городища под деревенское кладбище. Священное место, окруженное  валом и рвом, казалось казакам, созданным самой природой для упокоения душ.

_________________

[6]-Матвеев А.В. Отчет об археологической разведке в Саргатском,          Большереченском, Крутинском, Тюкалинском, Колосовском районах Омской области летом-осенью 2000 года. Омский государственный историко-краеведческий музей, 2000 г.

 

  1. Деревня Кушайлы – жизнь во все времена

                     

  1. В царские времена

 

       В   первые годы 18 века по причине подтопления весенними водами Иртыша деревня Кушайлы переехала на северный берег озера Кушайлинского, где находится, и по сей день. Новые дома построили на месте поселения Кушайлы V, использовав западины для хозяйственных построек. А первые жители в ней были служилые  казаки с семьями.

В  читальном зале Областного Архива мы нашли  очень важный документ, по которому определили население деревни  в конце 18 века.

Согласно «Реестра, живущих в домах семействами на подворьях» в 1796 году в деревне насчитывалось 88 человек. В том числе, на подворьях:

Максима Пушкарева -14 человек, в том числе 6 детей;

Григория Малых – 8 человек;

Никифора Чебанова- 4 человека;

Ивана Федоровича Пушкарева-11 человек, в том числе 6 детей;

Василия Сергинцова -9 человек, в том числе 5 детей;

Ночь Иванова – 4 человека, в том числе 2 детей;

Василия Щепетихина – 3 человека, в том числе один ребенок;

Михаила Федоровича Машинского – 10 человек, в том числе 6 детей;

Никиты Шепетинова- 2 детей;

Гаврилы Осиповича Пушкарева – 8 человек, в том числе 5 детей;

Андрея Никифоровича Пушкарева- 3 человека, в том числе один сын;

Егора Федоровича Пушкарева- 12 человек, в том числе 7 детей.»[7]

Деревня за полвека выросла и окрепла. Жители занимались обычными деревенскими делами: пахали  землю, сеяли хлеб, косили сено, пасли скот. На озере водилось много рыбы, в деревне все рыбачили. Это давало дополнительный доход крестьянским семьям. На собственных лошадях занимались извозом по дороге Омск-Тара. В ближайших лесах водилось много зверья и дичи. Своей церкви в деревне не было. Крестьяне были приписаны к Саргатской Никольской церкви.

В середине 19 века на высоком восточном берегу озера Кушайлы, в непосредственной близости от стен бывшей крепости, сельский богач Константин Лоскутов построил кожевенный завод. Он был барачного типа, в основном подземный. Огромные чаны для выделывания шкур стояли в землянках. На улицу выходили длинные проходы.  Рядом на бугре стояли две ветряные мельницы. Один молол зерно на муку, а другой толок кору для дубления кож. Здесь же в тополях располагался дом заводчика. Из добротных сосновых бревен, с огромными окнами и под железной крышей. Его было видно еще издали. И до сих пор выделяется это место высокими тополями и

______________

[7]-Метрическая тетрадь ведомства Омского духовного правления села Саргатского Никольской церкви на 1796 год//ИА Омской обл. Ф16 Оп.2 д.№29

 

называется – Тополева грива.  В то время в деревнях Саргатского района

работало много овчинных заводов, и продукция Лоскутова пользовалась популярностью. Шубы носили все, а в лес или дальнюю дорогу брали еще и тулуп. Многие овчины выделывали  и дома, Но, выделанные на заводе, они получались мягкими, теплыми, а покрытые сукном, походили на пальто. До самой революции успешно работал завод. А во время  массовых волнений господин Лоскутов бежал из деревни.

Когда началась Гражданская война, в деревне особых волнений не было. Как рассказывал Пушкарев  Петр Прокопьевич, во время отхода Колчака, явно была слышна перестрелка по Иртышу. Но в деревне было спокойно.

 

  1. Советская власть — светлая дорога

 

С приходом советской власти деревня стала относиться к Посельско — Саргатскому сельскому совету. 18 декабря 1930 года Омский облисполком принял решение о проведении «сплошной коллективизации». На 10 июня 1930 года в Саргатском районе насчитывалось уже 43 колхоза. Население района составляло 26 тысяч человек. Коллективизацией было охвачено 20,8%. Коллективизация — это комплекс мер для перестройки села.

Тогда же решался вопрос о судьбе зажиточных крестьян — кулаков. Еще в конце НЭПа их лишили избирательных прав, а теперь решили ликвидировать как класс. Кулаков считали «врагами колхозной жизни». Было решено сослать их за болота, в лесные дебри. При этом добро кулаков доставалось середнякам и беднякам, вступившим в колхоз. В Кушайлах за болото сослали: Пушкарева Игнатия Карповича и Заволнуева Петра. Они оба погибли.

Людей и скот отправляли летом по реке Иртыш. На кушайлинской пристани по трапам в трюмы барж загоняли коров, лошадей, заносили плуги. Туда же грузились люди с мешками и чемоданами. Затем подцепили еще баржу, и караван шел на север. Сначала по Иртышу, потом по Оби и дальше на Васюган. К берегу приставали, чтобы вытащить павших животных. Иногда разрешали купаться. В пути выдавали хлеб: взрослым по 500 граммов, детям по 200. Зимой отправляли на лошадях. К этим же васюганским болотам подъезжали с юга, от Тары.

25 марта  1933 года  в деревне Кушайлы образовалась промыслово-рыбацкая артель «Красная горка». В  артели  работала еще и полеводческая бригада. В эти же годы в деревне была построена первая начальная
школа. Она располагалась в большом деревянном доме у озера. С одной стороны была классная комната, а с другой жили учителя.

В 1935 году на базе артели организовался промыслово – рыбацкий колхоз «Красная горка». Согласно годового отчета  за 1935 год в колхозе состояло  19 дворов, в них проживало всего населения 80 душ, из них трудоспособного населения – 38 человек. Единоличников в деревне не было.

Трудодней  всего отработано 6048. В том числе на полеводстве 3600. По выполнению плана полеводческих работ находим, что в артели сеяли рожь- 5 га, пшеницы яровой -21 га, ячменя ярового-2,75 га, овес-7 га, просо-2 га, гречиха-3 га, бобовые-1,5 га. Всего зерновых сеяли на площади -42 га.  Также сеяли: лен — 22 га, конопли – 11- га, рыжик – 11- га. Садили картофель на территории 1,5 — га.

Животноводство в колхозе развивалось. На одной товарной ферме, количество коров- 21 голова. Один бык, 5 волов. 20 телят до одного года. Лошадей в артели – насчитывалось – 14, в том числе: 5 кобыл, 5 жеребят, 4 мерина. Одна свиноматка.

Интересные сведения находим о наличии скота в личном пользовании колхозников. На 01.01.1936 года  дворов, имеющих коров и телок насчитывалось- 17, без коров и телок -2, без свиней-2, без овец-7, безо всякого скота- 2.

В колхозе имелась мельница, занимались извозом и  рыбным промыслом.

Важнейшие сельско — хозяйственные машины и орудия на 01.01.1936г: молотилка с конной тягой – 1, жатка – 1, плуги конные – 5, грабли конные – 2, сенокосилки- 2.

Всего колхозникам в конце года зерна на один трудодень — 5,9 кг, сена- 5,6 кг, деньгами — 0,266.

Председатель — Пушкарев Михаил. Зам председателя — Лукьянов, Председатель ревизионной комиссии — Пономарев. Счетовод — Сергеев. Полеводческой бригадой руководил Пушкарев Прокопий, рыбацкой — Пушкарев Егор.

По отчету за 1937 год видим, что число дворов в колхозе – 36, в них населения -156 человек. Трудоспособного населения в возрасте от 16 лет – 49 человек. Вне колхоза- 15 человек.

Трудодней выработано – 15066. Намного увеличилась пахотная земля: под рожью -20 га, под пшеницей – 98 га, под ячменем — 49 га, под просо — 4 га, под бобовые – 4 га. Под техническими культурами: лен-2 га, конопля- 2 га. Картофель выращивали на 4 га. Начали выращивать морковь — на 0,4 га, посевы на силос- 4 га.

Увеличилось поголовье скота: коров-27, волов – 5, телят- 23, свиней- 20, овец – 20, лошадей – 26.Улучшилось и  материальное состояние  колхозников: числе не имеющих скот уже не имеется.

В колхозе значится кузница. Построен телятник на 15 голов, крытый ток. Увеличилось количество сельхозмашин и орудий: сеялки-2, сенокосилки-3, жатки-лобогрейки-2, бороны-8, конные грабли-3, веялка-1, ветрогон-1. Колхозникам на трудодень дают деньгами:1 рубль 11 копеек, зерна-4 кг, сена-1кг, соломы-3кг.

Председатель-Пушкарев Михаил Денисович, председатель ревизионной комиссии — Соколов Григорий Федорович, счетовод- Пушкарев Прокопий Григорьевич.

 

  1. 3. В военное и послевоенное время

 

Во время Великой Отечественной войны жители деревни несли на себе все тяготы военного времени. На фронт забрали многих мужчин. Не вернулись с полей сражений:

Соловьев Владимир Федорович;

Харитонов Андрей Никитович;

Пушкарев Иван Михайлович;

Пиварчук  Иван Сергеевич.

Деревня в те тяжелые годы жила своим чередом. В отчете за 1943 год читаем, что в колхозе добавилась — огородная  бригада из 4 человек. В животноводстве добавились птицы — 200 куриц. Мельниц ветряных  числится уже две.

Председателем колхоза работал Пушкарев Кирилл Иванович, счетоводом Богданов Константин Капитонович, а председатель ревизионной комиссии — Соколов Григорий Федорович.

В отчете за 1945 год, видим, что число дворов в деревне уже насчитывалось- 27, в них проживало населения – 105 человек.

Коров в деревне — 32, волов — 16,свиней — 12,овец-150, птицы-60, лошадей-24. Из сельскохозяйственной техники: плуги конные-5, бороны-17, сеялки-2, сенокосилки-3, конные грабли-2, веялки-3, повозки на резиновом ходу-9, сеялки -13, сьру-14, весы-2.

Закрепленной земли в колхозе было -1702 га, в том числе — пашни-388 га, луга и пастбища-899 га.

Председателем работал Заволнуев Прокопий Михайлович, счетоводом Богданов Константин Капитонович. Председатель ревизионной комиссии — Кисилева Аграфена Ивановна.

В эти годы в деревне работала  начальная школа.  Директором школы был Кабаков Степан Андреевич, а его жена – учителем. Старшие ученики ходили пешком в Саргатскую среднюю школу, что располагалась в одноэтажном здании на улице  Октябрьская.

 

  1. 50-е годы — период расцвета

Деревня в 50–е годы состояла в основном из домов, крытых пластами и соломой. Преобладал серый цвет. Чувствовалось обветшание: много худых крыш, повалившиеся заборы, сломанные ставни.

В 1950 году школу в деревне перевели в разряд неполной средней школы. Учительствовал Кабаков Степан Андреевич.

По повестке собрания Правления колхоза № 13 от 03.04.1950г читаем, что заключили договор с Саргатским МТС. Голосовало 87 колхозников. Председательствовал Бажко Николай Денисович. Значит, теперь поля колхоза будет обрабатывать техника из МТС. Николай Денисович на собрании делал доклад: «За истекший 1949 год, четвертый год сталинской послевоенной пятилетки. Этот год ознаменован новыми трудовыми победами, приближающими нашу страну к новым трудовым победам.

а) Мы выполнили первую заповедь перед государством о сдаче зерна на 111,7%.

б). С честью рассчитались с государством по сдаче продукции животноводства:

1.по молоку на 111%;

2.по мясу на 114%;

3.по шерсти на 100%;

  1. по яйцам на 130 %.

Результаты этих успехов зависят от награждения труда колхозников. Дополнительную оплату получат: Пушкарева Евдокия Яковлевна, Пушкарев Павел Ильич, Пушкарев Павел Григорьевич, Пиварчук Василий Ульянович, Пиньге Велта, Мочь Альвина, Заволнуева Елена Ивановна.

Председатель Бажко Николай Денисович, счетовод-Пушкарев Прокопий Игнатович, председатель ревизионной комиссии_Пиварчук Кирилла Ульянович»[8].

24 ноября 1950 года объединились колхозы «Дружная заря», «Путь Ленина», «Красная горка» в колхоз им Н.С.Хрущева. Число населенных пунктов в составе колхоза — это село Саргатское и  деревня Кушайлы.

Председателем объединенных колхозов назначен Калемин Константин Андреевич. Счетоводом — Чуров Семен Харитонович, председателем ревизионной комиссии — Пушкарев Прокопий Игнатович.

В конце 50-х – начале 60-х начала меняться жизнь колхозников. Начинается массовое строительство жилья. Из старых землянок жители перебирались в хорошие добротные дома.

В эти годы в Кушайлах строится новая школа. Заведующим назначается Мирошниченко Иван Иванович.

Из протоколов заседания членов правления колхоза можно узнать о жизни колхозников и деревни.

_______________

[8]-Протоколы с 1 по 5 общих собраний членов колхоза «Красная горка» с 13.01.1948 по 22.04.1950 г.//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 Л.№19

 

« Протокол №10 от 15.05.1957 года»

Заявление Пушкарева Л. М. о разрешении денег на покупку дома в сумме

2200 рублей.

Решили:

Выдать в счет трудодней сумму  2200рублей.

 

Протокол № 17 от 30.04.1957г

О выделении средств о премировании колхозников к празднику 1 мая.

Решили:

За зимний период у  нас некоторые колхозники заслуживают особое внимание, и премировать их:

Федоренко Нина Ивановна   50  рублей  доярка д. Кушайлы» [9].

В 1958 году колхоз им, Н.С. Хрущева  переименовали в колхоз имени В. И. Ленина.

В годовом отчете за 1958 год в деревне насчитывалось 27 дворов с населением- 131 человек. Из них трудоспособного населения- 45 человек. Деревня не электрифицирована.

В Протоколе №6 от 17.03.1959гмы нашли запись о том, что в деревне провели радио. «О проведении радио в деревне Кушайлы.

Решили:

Заключить договор с Саргатской связью по установке радио в деревне Кушайлы на 300 рублей»[10].

В эти же годы в деревне построили первый клуб на бугре в центре деревни.

Кино ставили на привозной аппаратуре. Киномехаником работал мой дед Попов Борис Андриянович. Киноаппаратуру  и кинобанки перевозили на быках. За это начисляли один трудодень.

В деревне  проживало много работоспособного населения. На ферме трудилось порядка 20 человек: три двора с молодняком, четырехрядный двор полностью автоматизирован, конюшня, склад, весовая. За территорией фермы расположен огромный сеновал, его окопанная территория ясно выделяется среди поля и сейчас.

В 1965 году колхоз переименовали в колхоз «Сибиряк». Кушайлинская ферма стала отделением колхоза.

Рядом расположенное хлебо-приемное предприятие давало людям работу. За ХПП высились огромные баки Кушайлинской нефтебазы. Многие деревенские мужчины и женщины работали там операторами и в охране.

В 1970 году начальную школу в деревне закрыли. Старших учеников возили в Саргатскую среднюю школу. Начальные классы занимались в школе ______________

[9]-Протоколы с 1 по 37 заседаний членов правления колхоза им. Хрущева.1957г.//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№34

[10]-Протоколы с1 по 23 заседаний членов правления колхоза и протоколы №1-2 общих собраний членов колхоза  им. Ленина с 24.01.-22.12.59г.//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№39

 

деревни Загот-зерно. Чудом сохранилось личное дело ученика Кушайлинской начальной школы Мирошниченко Леонида. В здании школы разместили клуб. (Приложение №6), а старый клуб продали на слом.

В 1957 году была учреждена медаль «За освоение целинных и залежных земель». Ею награждали особо отличившихся работников колхоза. В нашей деревне — это 9 человек. Колхозники нашей деревни работали самоотверженно, честно и по совести.

 

  1. 80-е годы – период застоя

 

В 1985 году в деревне закрыли ферму. Скот перевели  в Саргатское. Дворы разобрали за одно лето. Там, где когда-то содержалось 400 голов скота   — сейчас пустырь, поросший травой.

В это же время перестал работать клуб. Молодежи стало совсем некуда сходить. Здание клуба продали на слом в Саргатское – из него построили дом по улице Садовая.

В 1987 году перестала существовать свиноферма. Последний оплот колхоза «Сибиряк» в деревне. Последними свинарями были мой дед Попов Борис Андриянович и моя бабушка Попова Лидия Степановна.

Было время, когда  в деревне покупали дома под дачи. Летом население деревни заметно увеличивалось. В основном      — это были бывшие жители деревни, которые в молодости уехали на легкую жизнь в город. А на пенсии опять всех потянуло в родные края. Это не позволило развалиться брошенным домам.

  1. Век XXI – снова молодость

 

Последние пять лет в деревне снова начали покупать дома под жилье. Теперь уже молодые девушки и парни, которым не по деньгам образование в городе. Они заводят семьи и селятся в пустующие дома. На сегодня ни одного пустого дома в деревне нет. В деревне насчитывается 27 дворов. Помимо пенсионеров проживает три молодые семьи с детьми. (Приложение №7)

Сибирская деревня района снова молодеет. На лето приезжает много детей из разных города и сел к своим родственникам, и как когда-то, шумной ватагой бежит купаться на озеро.

 

                                          Заключение

Собрав и исследовав материал о Сибирской деревне Кушайлы, я делаю следующие выводы:

— оборонительные сооружения  представляют древнее городище эпохи поздней бронзы,  построенное ирменским племенем в VII веке до нашей эры.

— с V века до нашей эры до V нашей эры городище, селище и поселения населяли племена саргатской культуры.

— с VIII века нашей эры Кущайлинское городище заселяется тюрками.

— с XV века и вплоть до XVII  века н.э. на городище проживали сибирские татары.

— с XVII  века под набегами джунгар, сибирские татары покинули обжитые кушайлинские земли, и ушли на север в тайгу. Места обезлюдели.

В 1744 году началось строительство форпостов Старо-Ишимской линии. Земля рядом с городищем начали снова обживаться. После перевода форпостов на Горькую линию в 0,5 км  севернее  городища, обосновалась деревня Кушайлы.

В 1796 году в деревне проживало 88 человек.

В 1933 году жители деревни вступили в рыбацко-промысловую артель «Красная горка». Началась эпоха совместной бурной жизни и деятельности колхозников.

В 1987 году закрыли свиноферму. Работы в деревне не стало.

За последнее десятилетие в деревне нет ни одного пустующего дома. Деревня снова молодеет.

Теперь я уверена, что Кушайлинская земля своего рода обетованный уголок, облюбованный человеком еще до нашей эры. Уникальна ее история. Я верю, что Кушайлы будут  дальше жить и процветать.

                                          Список  литературы

 

  1. Годовой отчет колхоза «Красная горка» за 1935 год//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№1
  2. Годовой отчет колхоза «Красная горка» за 1938 год//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№7
  3. Годовой отчет колхоза «Красная горка» за 1940 год//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№9
  4. Годовой отчет колхоза «Красная горка» за 1943 год//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№12
  5. Годовой отчет колхоза «Красная горка» за 1945 год//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 д.№14
  6. Протоколы с1 по 5 общих собраний членов колхоза «Красная горка» с13.01.1948по 22.04.1950г.//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 Л.№19

7.Протоколы с1 по 37 заседаний членов правления колхоза им. Хрущева.1957г.//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 Л.№34

  1. Протоколы с1 по 23 заседаний членов правления колхоза и протоколы №1-2 общих собраний членов колхоза им.Ленина с 24.01.-22.12.59г.//ИА Омской обл. Ф36 Оп.1 Л.№39
  2. Метрическая тетрадь ведомства Омского духовного правления села Саргатского Никольской церкви на 1796 год//ИА Омской обл. Ф16 Оп.2 д. №29
  3. Вибе П. П., Михеев А. А. Пугачева Т. М. Омский историко — краеведческий словарь.- Москва, 1994г.
  4. Колесников А. Д. Русское население западной Сибири в 18- начале 19 века — Омск,1973г.
  5. Матвеев А. В. Отчет об археологической разведке в Саргатском, Большереченском, Крутинском, Тюкалинском, Колосовском районах Омской области летом-осенью 2000 года. Омский государственный историко-краеведческий музей,2000г.
  6. Матвеев А. В., Трофимов Ю. В., Авербух С. Д. Прошлое Омского Прииртышья.- Омск, ОГИК музей,2005г.
  7. Русские старожилы. Материалы III-го Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». – Тобольск,2000г.
  8. Шашкова Л. Школьники обнаружили древний город. Аргументы и факты в Омске, 2005, №34.

 

 

 

 

Реклама

МБОУ «Андреевская СШ»

Свято- Никольский Казачий собор

Выполнила: ученица 5 класса

 Андреевской СШ, Саргатского р.

Омской области

Тугова Наталья.

 

 Введение

 

В настоящее время все чаще возникает потребность в изучении и познании ценностей традиционной отечественной культуры. И у нас есть уникальная возможность узнать традиции, поскольку мы живем в том месте, который богат православными традициями. И нам необходимо знать историю своего края, ведь нравственность — есть основа любого общества.

Среди многочисленных сибирских святынь, каждый из которых имеет огромное значение, я решила рассмотреть  Никольскую казачью церковь.

Цель- рассмотреть Свято- Никольский Казачий собор, как одну из «Сибирских святынь».

Были выделены следующие задачи:

  1. Изучить историю создания Свято – Никольского Казачьего собора;
  2. Рассмотреть историю почитания «Местночтимых икон».

Данный собор- это самый старый храм в городе Омске, уцелевший в годы советской власти.

 

История создания Свято – Никольского Казачьего собора

Никольская казачья церковь (собор с 1916 года) заложена 15 мая 1833 года. Это самый старый храм в Омске и является единственным уцелевшим в годы советской власти войсковым храмом. Главный престол был освящен 16 сентября 1843 г. Храм построен на пожертвования казаков Сибирского казачьего войска и других граждан. В основу проекта собора легли чертежи зодчего В.П. Стасова (1769-1848гг.), автора многочисленных построек в С.-Петербурге и Москве. (рис.1).

В проект был внесён ряд существенных дополнений и изменений (3 престола вместо предполагаемых двух, добавлен притвор с колокольней, увеличена высота купола и др.). Местом возведения собора выбрали площадь напротив училища Сибирского линейного казачьего войска. Строительство продолжалось до июня 1840 г. Иконы для церкви были написаны академиком живописи М.И. Мягковым и художником П.М. Скороспеловым. Иконостас изготовлен екатеринбургскими мастерами П. Батовым и И.А. Дулиным. Колокола были отлиты на Локтевском горном заводе. Медные кресты пожертвовал владелец Верхне-Исетского завода Яковлев. В июне 1840 г., несмотря на недоделки, храм был освящен протоиереем Дмитрием Пономаревым. Три престола собора были посвящены святому Николе Чудотворцу, Георгию Победоносцу, Симеону Богоприимцу и Анне Пророчице. Собор представлял собой вытянутый прямоугольник. Высота до основания шпиля колокольни 24 м, до креста — 33,5 м. Три входа собора были оформлены дорическими портиками. Главный фасад акцентирован дорическим портиком, украшенным декоративными деталями и завершенным массивным франтом. Прихожанами собора были казаки Омска и окрестных сел. К церкви были приписаны две деревянные часовни Черемуховского и Новых посёлков. В сентябре 1897 г. при Казачьем Никольском соборе была открыта четырёхклассная школа для девочек. В приходе церкви находился войсковой приготовительный казачий пансион, два приходских Никольских училища (муж. и жен.), Никольское мужское и две казачьи школы в посёлках Черемуховском и Новом. Основные пожертвования поступали от казаков и священников, служивших в этом храме. (рис.2).

В 1883 г. из Березова, уездного города Тобольской губернии, в собор было передано знамя Ермака, по приданию подаренное ему Строгановыми перед походом в Сибирь, а также 12 знамен казачьих полков. С виду Знамя представляло холщовое полотнище в длину и ширину 1 аршин 6 ¼ вершка. На одной его стороне был изображен Святой Великомученик Димитрий Солунский, поражающий копьем лежащего на земле татарского хана. В верхнем правом углу изображен Спаситель с Евангелием. На другой стороне имелось изображение Архистратига Божьего Михаила на коне, разящего копьем чудовище, выбежавшее из разрушенной мечети. В верхнем углу, с левой стороны Архангела, был изображен Спаситель с находящимися перед ним потиром, дискосом, лжицею и копием. По преданию взметенное вверх над первыми рядами атакующих казаков Знамя ввергло в ужас хана Кучума, уверенного в легкой победе своих многочисленных «батыров». Вид Всадника разящего змея, заставил броситься в бегство хана, а за ним и всех кучумовцев.

В соборе благословляли отправляющихся на фронт воинов, служили панихиду по умершим. В разное время в храме молились цесаревич Николай Александрович (Николай II), Л. Г. Корнилов, А.В. Колчак. Здесь крестили известного поэта Л. Н. Мартынова и будущего генерал-лейтенанта Д. М. Карбышева. В 1921 году «Община христиан православного вероисповедания» при соборе лишилась права владения зданием и занимала его на правах договора на пользование. Одновременно властями неоднократно проводились конфискации ценностей. В ноябре 1928 года городской совет принял решение передать здание под «культурные нужды». Была разобрана колокольня, сняты и отправлены на переплавку колокола, на трапезной и притвором надстроены два этажа. В разные годы здесь размещались клуб «Строитель», управление культуры, музыкальная школа, управление кинофикацией, кинотеатр «Победа». В 1960 году собор хотели снести — спасли его протесты интеллигенции. С 1966 года здание находилось в запустении. В конце 70-х в начале 80-х годов были проведены реставрационные работы. С 1983 года здесь разместился зал органной и камерной музыки. С 1991 года благодаря молитвам и трудам Высокопреосвященнейшего Владыки Феодосия здание храма стало использоваться совместно управлением культуры и Омско-Тарской епархией. К 280-летнему юбилею Омска в 1996 году по заказу городской администрации была изготовлена копия одной из сторон легендарного Знамени Ермака, которая ныне хранится в Свято-Никольском Казачьем соборе. В 1998 г. по настоятельным просьбам верующих нашего города и активной поддержке Сибирских казаков орган переместили в здание бывшего кинотеатра. С июня 1998 года собор передали Омско-Тарскому епархиальному управлению. 8 августа 2004 года в связи с празднованием 288-летия Омска, был осуществлен вынос святыни Сибирского Казачьего войска — Знамени Ермака из Свято-Никольского Казачьего собора. Собравшиеся на это мероприятие представители Омского Казачества отдали дань памяти и уважения Символу боевой памяти предков, положивших жизни во славу Святой Руси и Православной Веры. И вот восстановленный Символ побед Сибирского Казачьего войска, расправленный под яркими лучами солнца объединил представителей омского казачества. Напомнил всем, что где бы и когда не оказывались казаки, они не забывали, что должны быть едины в своем порыве верой и правдой служить Великой России. И святой долг каждого казака превознести и приумножить славу своих героических предков, раздвинувших рубежи Империи от Океана до Океана.

 

История почитания «местночтимых икон»

Абалакская икона Божией Матери — чудотворный образ Богородицы, самая почитаемая икона Богоматери в Сибири. Написана в 1637 году при тобольском архиепископе Нектарии протодиаконом Тобольского кафедрального собора Матфеем, «искуснейшим из иконописцев». На этой иконе Богородица изображена с двумя святыми по сторонам: святым Николаем Чудотворцем и святой Марией Египетской. Именно так просила Богородица написать Ее, явившись во сне некой вдове в селе Абалак Тобольского уезда. Известно много чудотворных списков Абалацкой иконы, благоговейно чтимых по всей Сибири. В Свято-Никольском соборе доступен для всеобщего поклонения старинный список чудотворного образа, празднование которого совершается 2 августа и 10 декабря по новому стилю.( рис.3).

Одним из особо почитаемых сибирских святых является святитель Иоанн (Максимович), занимавший Тобольскую кафедру всего четыре года, с 1711 по 1715, однако успевший сделать очень много для прославления Имени Божия. Не случайно празднование Собора Сибирских святых приходится на день его блаженной памяти. Старинная икона святителя Иоанна в нашем храме расположена прямо напротив Абалакского образа Пречистой Божьей Матери.

Сегодня внутреннее убранство храма кардинально отличается от былого. Он имеет прекрасный иконостас, выполненный по проекту Гульченко Василия Николаевича бригадой резчиков под руководством Малых Владимира Леонидовича. Золочение иконостаса провёл Олег Зотин. Великолепные храмовые иконы написаны в епархиальной мастерской, возглавляемой Геннадием Адаевым, иконописцами Фофиных Дмитрием Николаевичем, Голубевой Татьяной, Костылёвым Артуром, Ходыкиным Владимиром, Дионисием и Наталией Непобедимы. Собор живёт полной духовной жизнью: в нём ежедневно служится Божественная Литургия, совершаются крещения, венчания и другие православные обряды.

 

Заключение

На основе собранного материала можно сделать вывод, что Свято- Никольский Казачий собор является «Сибирской святыней» Всё сказанное выше доказывает, что собор – это исторический памятник архитектуры. Надо почувствовать ответственность перед потомками за жизнь этого памятника, напоминающего об уходящей эпохе. И мы постараемся свято чтить традиции, передаваемые нам от наших предков.

 

 

Литература
1. Лебедева Н.И. Архитектура церквей Омска в XYIII — начале XX вв. // Памятники истории и культуры Омской области. — Омск, 1995. — С. 99-100.
2. Лебедева Н.И. Никольская войсковая казачья церковь // Вестник культуры: Пресс- бюллетень. – 1991. — № 1. – С. 1, 7.
3. Лебедева Н.И. Омские храмы // Известия Омского государственного историко- краеведческого музея. — 1993 г. — № 2. — С. 99-102.
4. Циммерман Э. По великой Сибирской железной дороге // Вестник Европы. – 1903. — № 1. — С. 126.
5. Шухов И. Картины старого Омска // Омский альманах. Кн. 5. — Омск, 1945. — С. 82-87.

 

 

                   

 

Тема работы 

            « Подвиг веры и верности»

         Подготовила работу

                                                                           Терещенко Владлена Сергеевна

                      ученица 9 класса    МБОУ «Преображеновская  средняя школа» Саргатского района Омской области   

           Руководитель

             Коляда Галина Тимофеевна,

             учитель МБОУ «Преображеновская СШ»

 

Недавно ушёл из жизни замечательный человек, мой  прадедушка — Терещенко Николай Пантелеевич , ветеран Великой Отечественной войны. Совсем немного не дожил он до своего 90-летия и до славного праздника – 70-летия великой Победы.  Он прожил большую и насыщенную различными событиями жизнь, в которой было всё: и радость, и горе, и победа , и потери. Он  был великолепный рассказчик и  о многом рассказывал мне . Меня всегда поражало в прадедушке то, что он никогда не говорил о людях плохо, старался понять и простить даже плохие поступки.  Мне хотелось бы многое

осуществить в своей жизни  из того, чему он учил меня…

В последний год своей жизни особенно часто  он рассказывал   мне об одном человеке из своего далёкого детства – Василии Карповиче Рублёве-  и просил меня запомнить его имя. Прадедушка  говорил, что в окрестных сёлах его считали по-настоящему  святым человеком… Моё сочинение – о нём, и мне очень хочется найти какие-то совершенно особенные слова, чтобы представить этого прекрасного человека. Для этого мне придётся окунуться в атмосферу тех далёких и страшных лет, о которых пойдёт мой рассказ, представить моего героя, его чувства, мысли  и поступки…

 

«Вот разбушевалась непогода: ветер глаза высекает, снегом одежду забивает; борода, усы, брови-всё льдинками покрылось…», — думает усталый ездок  и рукавицей отирает лицо, отворачивается от безжалостных порывов снежной бури. Наклонившись вперёд, бережно поправляет тулуп,кутает сидящих под ним на санях ребятишек.

— Замёрзли небось? Ничего, скоро конец пути. Согреетесь, отдохнёте…- ласково и заботливо говорит им.

А у самого в глазах тревога и боль. Что ждёт их на новом месте? Как жить дальше ему и детям? Совсем недавно осиротели они, потеряли нежную и любящую матушку. Да и он осиротел будто- не стало подруги верной, всё понимающей, готовой разделить с ним и беду, и радость. Безжалостная болезнь унесла её, и ничего тут не поделаешь- приходится смириться с потерей, ведь на всё воля Божия…

Тяжёлые мысли одолевают сердце, грустно, горестно на душе…

Далеко занесла судьба Василия Карповича Рублёва: пролёг путь его из Тамбовской губернии, Челновско-Рождественского селения  в такую далёкую и страшную Сибирь,про которую на родине говорили: «Не добровольно туда люди идут, а их этапом ведут».

Полученным назначением  определялся он священником в Новопок-ровскую церковь Баженовской волости. Вместе с ним приехали и его дети: семилетняя Зоя и пятилетний Александр.

Два села, Преображеновку и Новопокровку, обслуживал этот приход. Всегда много работы у батюшки: и младенцев крестили часто, и молодые венчались, и умерших  в последний путь проводить по-христиански необходимо было. Велись все записи аккуратно  в метрической книге ( она, к сожалению, будет утеряна  в 30-ые годы после разрушения  церкви).

Замечательным человеком оказался новый священник, жителям обеих деревень по душе пришёлся: добр и внимателен к прихожанам, умён и начитан. Чувствовалось в нём серьёзное  образование, полученное в духовной семинарии. Так умел говорить, убеждать не споря, что все диву давались:какая же внутренняя сила  у этого человека с всегда печальными глазами.

Неся свет и добро своим прихожанам,  Василий Карпович  пользовался бесспорным уважением всех. Его светлый ум, ясная память, умение понимать людей исцеляли тело и душу. В людях , которые к нему приходили, он видел и плохое, и хорошее, но помогал каждому,кто ждал от него помощи и поддержки.

К тридцатым годам церковь  совсем обнищала, трудно   было содержать не только её, но и свою семью в достатке. В благодарность  прихожане приносили детям Рублёва продукты, не отказывались приглядеть  за ними, когда он находился в отъезде. А учительница  местной школы Евдокия Никитична Терещенко ( родная тётя моего прадедушки)  , не имевшая своей семьи и детей, все свои нерастраченные  материнские чувства обратила на сироток, согревала их своей заботой и нежностью.

Церковнослужители подвергались гонениям уже с первых лет Советской власти, а в тридцатые годы большинство из них привлекалось «за ведение пропаганды и агитации,содержащих  призыв к свержению или  ослаблению Советской власти». Церкви повсеместно  закрывались, и судьба Новопок-ровской  тоже не стала исключением…

Василий Карпович был предупреждён о нависшей над ним угрозе. Он вынужден был уехать, оставив детей на попечение  Евдокии Никитичны.

Некоторое время он служит в часовне на одном из кладбищ в городе Омске, затем работает печником на стройке.  Василий Карпович не хотел больше прятаться, скрываться. Его помыслы были чисты ,он не видел ни в чём своей вины, молился о душах невинно убиенных сограждан своих.

Не миновал его судьбы страшный конвейер сталинских репрессий. Василий Карпович Рублёв был арестован в Омске 28 октября 1937 года. Приговорён 10 ноября 1937 года Тройкой при УНКВД по статье 58 пункт 10 УК РСФСР.

Расстрелян он был через три дня , 13 ноября 1937 года, в городе Омске. Реабилитирован 28 марта 1958 года за отсутствием состава преступления.

Его сына и дочь люди вырастили, поставили на ноги, спасли от страш-ного клейма «Дети врага народа».

Старожилы наших деревень  очень тепло вспоминают Василия Карповича, но людей, помнящих его,остаётся всё меньше. Я хочу, чтобы мы, как благодарные потомки, сохранили в своей памяти  имя Василия Карповича Рублёва  и его  сподвижнический подвиг, подвиг веры и верности. И на линейке памяти 30 октября я обязательно расскажу всем ученикам нашей школы об этом замечательном человеке.

 

 

 

Шаферстова Татьяна Андреевна

Номинация «Сибирские Святыни»

Тема «Святое место Саргатского района – село Тамбовка»

 

 Святое место Саргатского района – село Тамбовка

   6 июля 2015 года (как и всегда ежегодно) от нашей Свято-Никольской обители отъехала  газель с паломниками в село Тамбовка.

6 июля празднуется праздник в честь иконы Божьей Матери Владимирской.

Почему же в этот день паломники нашего посёлка посещают село Тамбовка?

Может мало кто знает, но на Тамбовской земле находится Святое место, там, где ступала нога Самой Матери Божьей. Нам хочется рассказать, как это случилось.

Матушка Евгения (Екатерина) родилась в  селе Новопокровка  Саргатского района Омской области, провела там всё своё детство, юность. Молодой девушкой она ходила в село Тамбовка- в нескольких десятков километров от Новопокровки – на сельхозработы. И вот однажды в 1942 , возвращаясь с сельхозработ домой, уже прошла Тамбовку и вдруг увидела спускавшегося с неба, почти летящего, человека – это была женщина со скрестившимися руками на груди. Через несколько минут из леса напротив, где стояла Катя, вышла женщина. Катя испугалась, так как подумала, что это цыганка. Сейчас на этом месте стоит часовня, где находится икона Пресвятой Богородицы  «Материнское Услышание». Но женщина приятно заговорила, подходя к девушке, спрашивая как у неё жизнь, работа…. Встретились они там, где стоит сейчас поклонный крест. Они вместе пошли вдоль леса, женщина повторяла ей : «Через гриву не ходи, через гриву не ходи….». А Катя всё время жаловалась, на тяготы в работе, жизни.(было плохо с едой, на работе заедали мошки, комары, не было спасенья от блох)  Так незаметно они прошли опасное место и женщина пропала. Катя отметила её необычный наряд и то, что она была босая. Потом оказалось, что в этих местах прятались дезертиры, которые убивали и грабили людей. Катя в этот день пришла раньше, чем обычно. Мама  стояла  возле калитки и ждала её, очень волнуясь. Встретила  вопросом: «Дочка, ты сегодня пришла раньше. Я так переживала и всё время молила Пресвятую Богородицу, чтобы она защитила тебя». Катя ничего не стала рассказывать…

На следующий день у девушки сильно заболело ухо. Местный фельдшер сказал, что нужно ехать в город Омск на приём к врачу, так как заболевание может быть серьёзным. На  следующий день мама с Катей  поплыли на барже в город. На барже к ним подошла  женщина и рассказала, что ухо можно вылечить капустным листом, приложив его к уху вместе с простоквашей.  Они с мамой  так и сделали и пока они добрались до врача ухо совсем перестало болеть. Врач был удивлён, что мама с дочкой приехали  ни с чем,  Катя была совсем здорова. Однако врач выписал девушке справку об отстранении от сельхозработ, чем была решена проблема  трудной работы. Больше девушка сельхозработы не посещала.

Когда происходили все эти события, девушка не придавала им значения. Шли годы, она вышла замуж, перебралась в город Омск вместе с мамой. И вот однажды (были 70 – ые годы) её мама была в церкви, а  там раздавали маленькие иконки Владимирской  Пресвятой Богородицы. Когда мама принесла эту иконку домой, Катя взглянула и её как – будто осенило, она вспомнила всё до мельчайших подробностей, как – будто это было вчера.  В этом  ещё помог разговор двух женщин в храме, где была Катя, о том, что Святые ходят по земле и помогают людям. Катя рассказала маме. Мама, конечно,  удивилась, что эта женщина никак не могла её встретить  и провожать, потому что это сама Пресвятая Богородица. Прошли годы, Екатерина стала монахиней Евгенией  Ачаирского монастыря.

Уже будучи монахиней, матушка Евгения записалась на приём к Митрополиту Омскому и Тарскому  Феодосию. Он три часа расспрашивал её  об этом случае, в заключении сказал, что несомненно  это была Пресвятая Богородица Владимирская.

Через некоторое время Матушка Евгения вместе с Владыкой Феодосием поехали на это место, матушка всё показала, где спустилась Пресвятая Богородица, где они встретились. Так и появились:  крест на месте встречи Кати и Пресвятой Богородицы, в 2013 году  построена часовня и была написана икона «Материнское Услышанье», в честь которой и названа часовня,  а в 2014 году – пробурили скважину, которая была освящена и где можно брать Освящённую воду. А в этом 2015  году на часовню был воздвигнут Крест.

На иконе «Материнское Услышанье» изображена  молящаяся за дочь мать. Ведь Пресвятая Богородица  явилась девушке Екатерине именно благодаря материнской молитве и она была спасена от дезертиров. Как известно материнская молитва со дна морского достанет, спасёт от всего самого плохого.

Сердце радуется от присутствия такого Святого места на нашей  Саргатской земле!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МБОУ «Саргатский лицей»

«Научное общество учащихся «Поиск»

«Деревня в нашей памяти»

Выполнила:

ученица 9 «Б» класса

МБОУ «Саргатский лицей»

Юрлагина Екатерина Андреевна

Научный руководитель:

          Орленко Екатерина Викторовна

учитель истории и обществознания

МБОУ «Саргатский лицей»

 

Введение

Вопросы сохранения исторического и культурного наследия всегда актуальны, ими интересуются все: от историков и музейных работников до обычного человека. Очень интересно слушать людей пожилого возраста, которые рассказывают своим внукам об этих далеких временах, тем самым, передавая историю родного края из поколения в поколение. Самое интересное – это изучать историю, ведь ты узнаешь забытые тайны далеких времен, исследуешь свое прошлое.

Каждый человек обязан знать историю свой малой Родины. Но, к сожалению, в наше быстролетящее время многие села, города, деревни забываются, уходят в глубину прожитых лет. И если сейчас, пока нас не покинули жители, сохранившие в своей памяти историю деревни, мы не восстановим историю забытых нами мест, не сохраним документы, рассказывающие об их истории, то мы потеряем нить, связывающую нас с прошлым. Поэтому выбранная мной тема как никогда сейчас актуальна. Человек обязан сохранять исторические памятники, чтобы наши последователи знали свою историю. Люди, которые жили в исчезнувших деревнях и селах, никогда не смогут забыть свои родные края, названия улиц, те дома, в которых они провели свое детство. Они всегда будут с какой-то неимоверной грустью вспоминать свою молодость. Они будут хранить фотографии со своими уличными друзьями и родителями, в их памяти изредка будут пролетать легкие воспоминания, оставляя на их лице улыбку или наоборот – безграничную грусть. Все эти обрывки памяти они несут с собой до конца своей жизни.

Возможно, мы найдем ответы на многие интересующие нас вопросы, на примере поселенцев деревни Сибирская Саргатка.

Целью работы является изучение основания деревни Сибирская Саргатка.

В ходе работы, я хотела показать на примере небольшой деревни Сибири, основную тенденцию основания, развития и расселения, малых сел.

В работе использовали следующие методы исторического исследования:

  • Формирование представления об объекте исследования;
  • Поиск и анализ литературы;
  • Наблюдение на местности;
  • Собеседование с работниками Саргатского музея;
  • Беседы с людьми, некогда проживающими на данной местности (в нашем случае, со старожилами);
  • Систематизация полученной информации.

Чтобы найти ответы на поставленные вопросы, мы обращались в: Омский государственный историко-краеведческий музей, Омский Государственный Университет им. Ф. М. Достоевского, Саргатский историко-краеведческий музей, областную библиотеку имени А. С. Пушкина. Изучили много интересного материала об освоении  Сибири человеком, затем систематизировали полученную информацию.

 

 

  1. Первые описания Сибири

В глубины прошлого уходит история деревни Сибирская Саргатка. О том, какая она была раньше, о ее возникновении и развитии теперь свидетельствуют лишь документы архивов и исследования историков-краеведов…

Отсчет эпохи заселения русскими Сибири начался в 1582 году, после того, как столица Хана Кучума была захвачена дружиной Ермака.

«Дружина сказала: «Аминь!» — и с первыми лучами солнца, 26 октября 1582 года, устремилась к засеке, воскликнув: «С нами бог!». Неприятель сыпал стрелы, язвил казаков и, в трех местах сам, разломав засеку, кинулся в бой рукопашный, безвыгодный для Ермаковых малочисленных витязей; действовали сабли и копья: люди падали с обеих сторон; но казаки, немецкие и литовские воины стояли единодушнее, крепкою стеною — успевали заряжать, пищали и беглым огнем редели толпы неприятельские, гоня их к засеке. Ермак, Иван Кольцо мужествовали впереди, повторяя громкое восклицание: «С нами бог!», а слепый Кучум, стоя на горе с имамами, с муллами своими, кликал Магомета для спасения правоверных».[1]

Ученый  XIX века — Василий Васильевич Радлов писал о том, что самыми первыми жителями Западной Сибири были енисейцы.

В архивах публикуется информация, описывающая ландшафты и озера Сибири. В них говорится  о том, что в озерах водилась рыба: окунь, налим, язь, щука. На возвышениях Иртыша лежали ковыльные слани, которые были пригодными для пашни. Всюду находились березовые леса. Здесь также говорится о речке Саргатка, в которую вливалось три потока. Когда Иртыш разливался весной, вода затапливала луга и заходила даже в огороды. Вода стекала с лугов, и крестьяне торопились наловить и заготовить рыбы. «У кого был невод, возили ее телегами: налимы, щурагайки, мясистые язи, последние особенно хороши».[2]

Исток речки из заболоченного урочища — Катай. В неё впадала речка Большая Саргатка из Шипицина озера и Малая Саргатка, вытекавшая из озера Интенис. Сама речка протекает с юго–западного направления на северо – восток. А свое название она получила от имени татарского хана Саргатчика, который владел этими местами. Само слово «сарагат» тюркского происхождения, означает «быстрый, как воин». Но есть и другая информация, к примеру, профессор Н. А.  Томилов писал, что такое название произошло от легендарного остяцкого охотника Саургана.

На территории современного Саргатского района постоянных татарских поселений в XVI-XVIII веках не было. Татары приходили только на время рыбной ловли и охоты.

 

 

  1. Заселение Сибири

В 1744 году майор Нелюбов получил приказ о поиске вниз по  Иртышу новых форпостов. После того, как Нелюбов провел разведку, возвели три новых форпоста: Верблюженский, Кушайлинский и Ирчинский. В 1745 году разгорелась борьба между феодалами в Китае, вследствие этого пришлось строить новую линию укреплений, которая протянулась от Омской крепости до Тобола. Спустя время внутри форпостов стали строить казармы, офицерские светлицы, конюшни, продовольственные амбары. «Только в 1752 году свыше 1000 крестьян заявили о своем желании переселиться в район линии»[3]

В середине 17 века начинается резкое обострение в России классовых противоречий. Чтобы припугнуть людей, вышли следующие указы:

  1. Указ «Об отсылке бродяг и беглых в солдаты или ссылке в Сибирь» от 15 июля 1729 года;
  2. Указ «О приеме в Сибирь на поселение от помещиков, дворцовых, монастырских, государственных крестьян с зачетом их за рекруты[4]» от 13 декабря 1760 года.

В XVIII веке ссыльных начали делить на тех, кто был отправлен на поселение, колодников и посельщиков, которые заселяли землю по Московско – Сибирскому тракту. Изначально Сибирская Саргатка строилась, как почтовая. Ссыльные в Сибирь прибывали из всей Европейской России. Несмотря на все трудности и мучения, все ссыльные прижились в наших краях, завели хозяйства. Не прекращалось и тайное переселение в Сибирь тем, кому трудно жилось. Многие пытались найти приют, скрываясь от закона, гнета помещиков, беглые – из-под стражи.

 

  1. Жизнь, быт и культура жителей деревни

Деревня Сибирская Саргатка была основана на реке Нижняя Саргатка в 1765 году.  Вблизи находились следующие населенные пункты: Чернышовка, Ивановка, Загот-Зерно, Новооболонь, Крутиха, Сосновка, Андреевка, Крупянка, Кушайлы, Красный Путь.

Изначально деревню начали строить близ реки Иртыш, потом, вследствие потопа, люди переселились выше.

Сначала ее заселили поселенцы из деревни Крутихи Горьковского района. Первые годы все именовали ее, как Саргатка – Крутая или Нижняя Саргатка. Но крестьяне, которые там проживали, считали себя коренными сибиряками и еще были старожилами, в связи с этим деревню стали называть Сибирская Саргатка, в отличие от Поселковой Саргатки, основанной ссыльными.

Кроме крутихинских переселенцев были еще и такмыкские крестьяне. Селились в деревне и  ссыльные. Из воспоминаний жителей деревни: «ссыльными были Воробьевы, Чикаревы, Лопандины, Дробничевы, Зелененькие. Они селились в маленьких хатках на краю деревни, которую называли «нижним краем». Деревня имела две улицы верхнюю и нижнюю, которые назывались Тобольская (Приложение №1) и Тюкалинская (Приложение №2) соответственно. Почти все первые жители деревни русского происхождения».[5]

Переселенцы со временем обживались на новом месте, разводили домашних животных, чему способствовали выпасы и сенокосные угодья, занимались выращиванием овощей, охотой, рыболовством, а позже уже начали распахивать землю и сеять хлеб.

В 1900 году было запрещено переселяться в Сибирь по собственной воле.

В начале XX века в деревне уже насчитывалось 4 улицы и, примерно, 120-130 дворов.

На месте базы «Агрегатного завода» первоначально находился дом, по одним сведениям богатого купца, а по другим зажиточного крестьянина. Дом строился еще в те времена, когда только начиналась жизнь в Сибирке[6]. Предположительно в первой половине XIX века.[7]

Примерно в это же время с противоположной стороны деревни находился Кожевенный завод. К сороковым годам XX века от него остались лишь заросшие остатки фундамента и колодец с питьевой водой.[8]

В деревни так же было три ветряных мельницы и две кузни.

О крестьянских огородах и еде рассказывала, некогда жившая в дерене А. И. Овчинникова, урожденная Киргинцева: «На маслобойках били масло льняное, конопляное, рыжиковое, — говорила она. — Особенно конопляное мне понравилось, оно зеленоватое. Из муки кисель делали, в тарелках остудят, на куски разрежут, как холодец, и сверху польют маслом. После отделения масла оставалась избоина (жмых) конопляная – это начинка для пирогов, сладкая, как мак. Кулага тоже сладкая, ее ложками хлебали горяченькую или куском макали. Из кулаги делали сусло, пиво. Пиво приятное, все его хвалили. Эх, сейчас бы этого попробовать. В огородах росли огурцы, репа, брюква, тыква и даже арбузы, дыни. Морковь на пашне сеяли».[9]

В 1910 году в деревне была часовня в честь Пресвятой Троицы. Богослужения в этой часовне проводились на Пасху, Великий пост и часовенные праздники. Население деревни было примерно 260 душ. «Препятствий общения населения не было. Люди были православные старожилы. В Сибирской Саргатке была министерская школа. «Съезжий» праздник в Троицын день отмечается богослужением и хождением по домам со святым крестом. Так же была слесарная мастерская».[10]

Как и в других местностях были и бедные и богатые, вторых называли местными кулаками. Богатые жили в «верхнем краю» — на улице Тобольской, а бедные и ссыльные в «нижнем краю» — на улице Тюкалинской. Так же я хочу отметить, что старожилы деревни не помнят названия улиц, по их словам, в Сибирской Саргатке была одна улица – Центральная. К числу самых богатых относились: Харитон Фомич Щепеткин, имеющий 50 дойных коров; Федот Андреевич Белоусов и Андрей Григорьевич Кабаков. К серднякам относились: Клевакин Осип Андреевич, Клевакин Ефим Иванович, Кабаков Нефед Ильич и  Кабаков Егор Андреевич. В деревне также были мастеровые, к примеру, Шипицын Филипп Федорович был мастер на все руки, он сам мастерил ружья, замки и другую утварь, к нему обращались даже из других деревень и поселений.

В деревне было много однофамильцев. Самые распространенные фамилии: Шипицины, Клевакины, Кабаковы, Понамаревы, Бражниковы, Пушкаревы, Вдовины, Хохловы,  Епанчинцевы,  Кукарцевы, Поповы. «Вся Сибирка была одни Пушкаревы, да Епанчинцевы»[11]

Вечерами люди сидели с лучинами, девушки на посиделках пряли лен и пели песни. Одна из них была дежурной на посиделках, то есть зажигала весь вечер лучину.

«В 1887 году Клевакин Осип Андреевич привез в Сибирскую Саргатку первую лампу, все поселенцы деревни ходили посмотреть на эту инновацию».[12] Не менее интересным было появление в деревне таких новинок как самовар, швейная машинка, сепаратор и др. Здесь так же интересно проводили различные праздники: «на масленицу  жгли костры из соломы и прощались с зимой. Под Новый год катались на русских тройках, строили снежные городки, а потом рушили их. В Крещение девушки гадали. Перед Пасхой молились богу, грамотные читали «страсти Божие» на страстной неделе. В Пасху ходили дети по дворам и христосовались, то есть прославляли «воскресение Христово». В Рождество даже старые люди пели молитву: «Рождество твое Христе боже наш». В Троицу молодежь водила хороводы, ходила в лес, рвала цветы, плела венки и пускала их на воду. А уж если затевалась свадьба, так тут девушки пели на девичниках невесте печальные песни и провожали белую лебедушку в путь-дорожку, затем ехали дружки и свахи на свадебном поезде, невесту выкупали, увозили, и начиналось пиршество. Но такие пышные праздники могли устраивать зажиточные крестьяне. Бедный же люд только «созерцал» все это издалека и «глотал слюнки».

Постепенно у богатых цеп заменила молотилка, косу – косилка, но работников богатые люди держать не переставали. Лес с годами редел. Осталась «Дуброва» с восточной стороны деревни и две небольших рощицы с северо-западной стороны. Время шло, первые жители деревни давно покоились на старом погосте на «Задней улице» (Приложение №3). В деревне, в те  годы, уже насчитывалось около трехсот дворов, а если говорить точнее – 245 и 1746 жителей. (Приложение №4) Немного позже появилась улица Пеховка, недалеко от озера Чудского.

В селе были и грамотные, например, оружейных дел мастер Шипицын Филипп Федорович выписывал журнал «Вокруг света». В селе до революции существовала церковно-приходская школа. В ней было всего три класса, и располагались они в одной комнате. Школа стояла на месте «часовни» рядом с Межоновыми (жители деревни). Всего в школе училось девяносто учеников, и учила их одна учительница. Первые учителя тех лет: Чернакова Александра Ивановна (уроженка села Красноярка), Евдокия Ивановна Красноусова. Еще был священник Савилов Андрей Иванович, который преподавал закон божий. Также в школе преподавали грамматику и арифметику – Кабакова Вера Михайловна (Приложение №5). Когда приходил священник и начинался урок, то дежурный читал молитвы, такие как: «Отче наш» и «Царю небесный». В школу в те времена ходили с холщовыми сумками. Учились  в основном мальчики, а девочек родители не пускали; говорили, что грамота девочкам ни к чему. «Так Шипицына Екатерина была в доме старшей дочерью, а семья была большая, кроме нее семь человек. Она была очень способной и очень хотела учиться, но отец не позволял ей ходить в школу. Катя осталась неграмотной, хотя читать печатный текст она научилась от своих братьев Матвея и Ивана, которые ходили в школу. Матвей Филиппович затем стал волостным писарем, а Иван Филиппович врачом».[13] Возможно, эта любознательная девочка Катя могла бы стать учительницей, обладая такой замечательной памятью. Тоже происходило и с другими девочками того времени.

Эти сведения говорят о том, что в начале XX века Сибирская Саргатка являлась достаточно крупным поселением с развитым сельским хозяйством, торговлей и ремеслом.

  1. Период с 1917 года

В 1919 году через село проходила армия Колчака. В основном его армия шла по крутому берегу Иртыша, где были бои с партизанами-сибиряками в деревне Крупянка и деревне Крутиха. Колчаковская армия отступала в основном через село. «Шли и шли солдаты. По шоссе шли обозы. Ходить было страшновато, особенно девушкам.  Белогвардейцы и каратели грабили и стращали население нагайками, но в октябре их уже преследовали красногвардейцы. В городе Иркутске Колчак был схвачен. Затем по лесам стали появляться красные партизаны, близилась революция и в Сибири. В октябре месяце прошла разведка  вечером, затем приехал вестовой в красном шлеме и оповестил сельчан, чтобы они не зажигали огня. Было темно и тихо в ту ночь в Сибирской Саргатке. А утром следующего дня  прошли по деревне красные войска. Так началась советская власть в нашей деревне».[14]

Сначала представители советской власти раскулачивали кулаков, отбирали у них землю, скот и раздавали бедным. Кто сопротивлялся, ссылался за болото. Середняки сдали свое имущество добровольно государству. Затем было предложено организовать коллективное хозяйство. В колхоз шли неохотно. Советовались мужики меж собой: «Ладно, ли, мол, это будет?». Но позже уже вступали в колхоз. Первыми колхозниками были: Микенин, Павлов, Мальцев, Клевакин Андрей Осипович, Клевакин Василий Осипович, Бражников Илья Дмитриевич, Киргинцев Андриан и многие другие. Бедняки в колхоз шли охотнее, затем стали вступать в колхоз середняки.

На месте особняка (базы «Агрегатного завода») в начале советского периода был построен молочный завод, где били масла и готовили ряженку. Туда люди с соседних деревень и колхозов сдавали молоко. Вследствие того, что по всему СССР были введены налоги, люди были обязаны сдавать молоко с каждой коровы.

Первые колхозы были небольшие: «Хлебороб», «Пионер», «Сибиряк» и другие. Позднее появился колхоз «Имени Свердлова», спустя время на его месте организовали колхоз имени героя «Карбышева», в настоящее время на месте данного колхоза организованно СПК «Ивановское» — руководитель С. А. Мартынов. «Первыми председателями были Пушкарев Григорий Федорович, Огольцов. Занимались в основном земледелием и животноводством, сеяли пшеницу, рожь, ячмень, овес, гречиху, картофель, горох и другие культуры. Разводили коров, свиней, овец, кур и уток. Каждый колхозник, кроме работы в колхозе, трудился на своем приусадебном участке, имел  животных и птиц. В первые годы Советской власти колхозники имели совсем небольшой доход.

На месте базы «Агрегатного завода» стояла школа. Так же в деревне находился клуб – кинотеатр. У каждого Сибирского Саргатчанина была своя заимка в Ивановке. В деревне было два места с питьевой водой: возле школы и на развалинах Кожевенного завода». [15]

Но вот грянула Великая Отечественная война. Многие ушли на фронт. Учителя, труженики села, молодые ребята ушли защищать своих родных и близких, свою Родину. Многие отдали за Родину самое дорогое – жизнь. Во время войны тяжело было не только на фронте, но и в тылу. Надо было растить и убирать  хлеб, отправлять его на фронт нашим защитникам. Вязали варежки, носки, собирали посылки на фронт. Выстояли наши мужчины в боях, выстояли женщины и дети в тылу. «9 Мая 1945 года у сельсовета собрались все жители нашего села, заслушали приказ об окончании войны»[16]

  1. Исчезновение деревни

После войны жизнь кардинально изменилась. В 1948-1949 некоторые жители уходят из Сибирской Саргатки и образовывают деревню «Красный путь».

В 1949 году произошел повторный уход селян, с образованием деревни Ивановки. Крестьяне покидали родные места.

«В деревне стало не хватать строительного леса, далеко приходилось добывать дрова. Большие проблемы с питьевой водой. В реке Саргатка вода была не пригодная для питья, до Иртыша ходить далеко. Обнаружена была недалеко маленькая речушка Рытвина, но этой воды намного не хватило. Зимой долбили лед, его растапливали и этой водой пользовались. Большое значение для селян имела земля. А «солонешные» огороды не давали большого урожая».[17]

Этих причин хватало для того, чтобы люди стали уходить из нажитых ими мест.

  1. Воспоминания сторожил
  2. Белоусов Виктор Михайлович — 1958 г. р.;
  3. Белоусова (Початкина) Галина Васильевна — 1937 г. р.;
  4. Головачева (Олькова) Елена;
  5. Горланова Галина;
  6. Дубцова Раиса Степановна — 1928 г. р.;
  7. Клевакина Екатерина Викторовна — 1926 г. р.;
  8. Колобова (Мартынова) Светлана;
  9. Липунова Анна Ивановна — 1927 года;
  10. Макарова (Бражникова) Раиса Александровна — 1933 года;
  11. Мартынова (Дмитриева) Галина;
  12. Понамарева Зинаида Степановна — 1933 года рождения;
  13. Хохлова Мария Гордеевна — 1925 года.

 

Для большей достоверности я привожу автобиографические воспоминания жителей бывшей деревни Сибирская Саргатка:

«Сама родилась в 1937 году, а сын в 1958 году. Директором школы был Кабаков Степан Андреевич, у него есть дочь Кабакова  Галина Степановна. Мы там жили с 1942 года. Моего отца забрали только в 1942 году на фронт, предположительно на Сталинград, до этого у него была броня. Забрали его, и ни ответа, ни привета. Была повестка, о том, что он пропал без вести, и больше ничего нам не было. Я тогда маленькой была, три или четыре года, поэтому и отца не помню», — тут в разговор вмешался Виктор Михайлович: «Как сейчас помню, была улица, там было море куриц. И вот, напротив школы был дом, там были очень старые бревна, видать годов 200 им, уже черные, и там дверь открывалась в подвалы, и все там мазано было, сделано капитально, мы там еще в войну играли. Вот там, в подполье, было страшно, и мы ребятами все золото искали, и тут Васька нашел огромный рулон денег. Мы еще в магазин ходили, хотели купить, а они никакие были. Ну, они, наверное, Екатериновские еще были. Длинные были бумажки, смотришь на них и думаешь, что сейчас прикупишь вещей! Вот это было точно, как сейчас помню. А вот Межонов даже наган находил, этот барабанный семизарядный, он еще от кулаков остался. Потом его мать, наган этот в речку забросила, ну патронов там не было».

Галина Васильевна: « Мой папа в Андреевке председателем сельского совета работал, а потом председателем колхоза. С мамой не жила. Брат мой – Белоусов Алексей Васильевич умер, сам он с 1933 года. В семье нас было трое. У меня есть сестра с 1935 – Белоусова Зинаида Васильевна. В Сиб-Саргатке мы жили до 1986 года, я там работала почтальоном. Мы уехали самые последние. У меня два сына: один Виктор Михайлович 1958 года рождения, а другой Александро Михайлович 1963 года. Муж мой — Початкин Михаил Иванович с 1930 года, он тоже с Сиб-Саргатки. Моя свекровь Початкина Антонида Петровна  с 1907 года. У нее в семье было трое детей: один сын и 2 дочери. Моя первая учительница —  Гочевская Наталья Федоровна, учитель русского и литературы. В Сибирке и Шипициных было полно. У меня мама и папа Сиб-Саргатские, а потом отца по работе забрали. Сама я родилась в Андреевке».[18]

«Проживали в Сиб-Саргатке моя бабушка и вся ее семья, она оттуда родом —  Епанчинцева (девичья), а по мужу потом Головачева Федосья Фроловна, у нее было 2 брата Андрей и Александр. Бабушка с 1911 года. Родители умерли рано, и она в 8 лет была за хозяйку в доме. Еще старожилы оттуда Киргинцевы и Липуновы — это ее подружки были там. У бабушкиного деда была своя кузня».[19]

«Я родом из Сибирки (так мы ее называли.) Из рода Кабаковых. Знаю что старинный род, но о прошлом мало, что могу рассказать. Была очень большая деревня и расположена возле реки. Детство прошло изумительно. Задавайте вопросы, может, что и вспомню поподробнее. Как-то все сразу нахлынуло…».[20]

«Родилась в деревне Сибирская  Саргатка в 1928 году 27 декабря. Училась в деревне, закончила 7 классов. Мою любимую учительницу зовут Кабакова Полина Естеховна. Моих подруг звали Вдовина Капиталина Петровна, Епанчинцева Тамара Филиповна, Епанчинцева Полина Сергеевна. После школы я пошла, работать в колхоз, поскольку была война. Война началась в 1941 году, мы узнали про нее по радио. Жили на таборе, который находился  9 километров от деревни. На таборе мы боронили поля на коровах, сеяли вручную поля. Когда убирали хлеба, то женщины косили на конях на приводе, а мы откладывали кучки в сторону, в то время наши мамы их вязали в снопы и составляли в кучки по десять штук. У нас в колхозе был один трактор, на нем работал Пономарев Алексей Михайлович, а потом, когда его забрали на фронт, на тракторе работали молоденькие девушки.

В 1941 году отца взяли на фронт, нас в семье осталось четверо детей, мама и бабушка. Маму сразу попросили жить на таборе, потому что дома есть с кем оставить детей. Мы жили с бабушкой, а  мама приезжала только для того, чтобы привести дров, сено или соломы. У нас в те годы была корова, теленок, овцы и свиньи. Мы с бабушкой ухаживали и помогали ей убираться по хозяйству. В деревне у нас не было питьевой воды, были колодцы, но только для скотины. Была вода, а пить ее нельзя. Зимой долбили лед на речке, а после растапливали его на железной печке. Летом возили с Иртыша воду, кто как мог. А кто — то ходил на Иртыш с коромыслом — принесешь два ведра, на один день хватает, а на другой день опять идешь за водой. Хлеба давали по пойкам 500 гр. — 300 гр. тем, кто работает. Картошки тоже было очень мало. Собирали колоски весной по полям. Набирали колосков, а потом мололи на крупорушки и варили из нее кашу. Так и жили. Денег тоже не было, даже в колхозе работали за трудодни. Все шло на фронт, бывает, даже приходили и говорили, чтобы засушили картошку, и отдавали все это на фронт. На семьи еще и накладывали налоги, несмотря как она живет, хорошо или плохо: 300 литров молока, 100 штук яиц  и мясо полтары овчины. После войны я переехала в деревню Ивановка в 1985 году. Первым поселенцем был Кабаков Иван Авсентьевич».[21]

«Родилась в 1926 году в деревне Сибирская Саргатка,  в многодетной семье —  было 7 детей. Закончила 7 классов. Писать было не на чем, изредка давали лист бумаги и перо. В классе было 41 человек и на всех один учебник. С 12 лет начала работать в колхозе, выполняла все посильные работы. Особенно тяжело было в годы войны, когда все мужское население забрали на фронт. Годами жили на полевом стане (таборе), 9 км от деревни, домой ездили на быках  только в субботу и то не каждую. Летом сеяли, затем убирали хлеб, а зимой молотили и сушили. Делали все в ручную, было всего несколько комбайнов и колесных тракторов, основную работу выполняли на быках и даже коровах. Приходилось работать не только днем, но и ночью. Во время полевых работ работала на прицепе, закладывала дрова в топку. Зимой молотила, работала на сушилке, зерно носили тяжелыми ящиками. Замерзали, погреться было негде, иногда, чтобы согреться ложились на теплое зерно. Одну зиму работала с бригадой на заготовке леса. Изнурял голод, есть, было, нечего. На сутки давали 150-300 граммов хлеба. Тайком собирали колоски, обмолачивали их и варили кашу. Чтобы как-то притупить голод жевали зерно. Трудно было и с одеждой. Носили тяжелые сапоги из шкур животных и одежду из холста, сделанного своими руками. На домашнее хозяйство накладывали большой налог, все шло на фронт, себе ничего не оставалось.  После войны 21 год проработала в магазине продавцом».[22]

«В  Саргатке  проживали  все  мои родственники:  Мартыновы.   Мартынова  Евдокия  Федоровна 1894 года рождения, Мартынов  Ефим  Семенович  1893 года рождения. Их дети: Мартынова Вера  Ефимовна, Друковская  Надежда   Ефимовна.   Младшая дочь  Веры  Ефимовны: Половникова  Зоя  Васильевна, проживает  в  Саргатке. Она  многое  помнит, и  многое  может  рассказать о  Мартыновых». [23]

«Родилась 16 февраля 1927 года в Сибирской Саргатке, Омской области, Саргатского района. Награждена медалью: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941- 1945 гг.». (вручили 23 января 2004 г.) Когда мы попросили рассказать о том, за что через столько лет она получила медаль,  Анна Ивановна только рукой махнула: « Да я и не помню уже ничего…». И все же постепенно память вернула ее в далекий 41-й,  когда уходили на фронт отец, а через полгода мама получила на него похоронку. Не на кого было больше положиться,  не от кого ждать помощи и поддержки. «Вот и пришлось мне бросить седьмой класс и идти работать в колхоз.  Жили в ту пору в Сибирке, существовала когда-то деревня такая в нашем районе, а табор полевой разбит был за девять километров от нее. Жили там месяцами. Домой не отпускали. Чего только не приходилось делать, ни от какой работы отказываться  было нельзя.  Летом пололи посевы, косили крюком хлеб, молотили, веяли. Все вручную, а нам по четырнадцать – пятнадцать лет. Но особенно тяжело было сушить зерно. Представьте, четыре печи по четыре метра длиной каждая. Топили не пиленными их дровами. Целый ствол в печь надо заложить. Спиной в стенку упрешься и толкаешь  его туда ногами. А потом еще и зерном сушилку заправить надо.… Да ещё и в домашних делах были матерям первыми помощниками».[24]

«Уроженка  Сибирской Саргатки. Родилась 18 ноября 1933 г.. Отец Макаров Александр Васильевич до начала Великой Отечественной Войны работал сапожником. Во время войны был ранен. Мать — Макарова (Пономарева) Вера Федоровна работала дояркой. Всего в семье было 5 детей. Самый старший сын — Иван Александрович, потом уже Раиса Александровна, Николай Александрович, Антонина Александровна, Николай Александрович. Школа была семилетка, закончила 6 классов. Начала работать еще ребенком, когда мне было 12 лет, так как началась война, мужчин забрали на фронт, кому-то же надо было работать на полях. Дома было большое хозяйство. Все дети помогали с раннего возраста, выполняли всю самую тяжелую работу: собирали в поле руками колосья, с полей вывозили на лошадях зерно, еще и успевали учиться. Свободного времени для отдыха у нас не было».[25]

«В Сибирской Саргатке  жили  Максимовы: Изот (отец моей бабушки. Год рождения моей бабушки – 1898.) Роман, Степан. Потом они переехали  в Красный путь. Дочь Степана вышла замуж за Киргинцева. Тетя Таня Киргинцева жила долго, много рассказывала о прошлом своим родственникам».[26]

«Детей нас было шестеро,  два брата схоронены,  еще,  когда отец был дома, до войны. Один с 1926 года, сестра живет с 1928; брат, который умер с 1930; я с 1933 года; сестра, которая умерла с 1935; и брат, еще живой, здесь живет с 1939 года. Большая наша семейка. А это вот дядька мой, тоже с Сиб-Саргатки, а вот отцов брат — Епанчинцев Иван Сергеевич. Вот мама моя в платке — Попова Антонина Дмитриевна, ее отец – Попов Дмитрий Егорович, точно не помню.  Дед мой был реабилитированный. Мы даже не знаем, где он находится, его могилу бы хотя бы знать. Его забрали в 1929-1930 году. Их, говорят, расстреляли. Потом у мамы еще братья были, и вот один брат, который в городе жил, он и начал хлопотать, искать отца, тогда ему и сообщили, что вашего отца расстреляли. В 1957 году вышла замуж, в 1958 я родила сына, а потом так получилось.… В Сиб-Саргатке у нас одна улица была. Была церковь, она какая-то приходская. Приход был не постоянный. В церковь не ходили, сами пешком под стол топали. Мать, верующая у нас, бабушка тоже верующая была. С бабой Мариной прожили мы почти всю жизнь. Моя бабушка — Епанчинцева Марина Федотьева, муж ее Епанчинцев Сергей Федотьевич. Как сейчас вспоминаю, как мы подкапливали эти копны, вот так окапешка, подъедет копновоз, так объедет, верёвка длинная, мы эту верёвку туда затопурим, у лошади сзади встанем, парни тронут эту лошадь, и это копна поехала. Там была Сиб-Саргатка одни Пушкарёвы, да Епанчинцевы. Мой брат с 1939 года – Владимир Степанович. С 1926 его не успели назвать, а с 1930 года Иван, с 1928 года Раиса Степановна, 1933года —  это я, а с 1935 Зайцева Мария Степановна. Раньше разбойники жили в Сиб-Саргатке, а разбойничали вон где, в лесах. Сиб-Саргатку начали строить на берегу Иртыша, а когда вода разлилась, наши родственники поднялись. Мои родственники коренные Сиб-Саргатчане. Приезжали и с Крутихи, отовсюду были. В Ивановке у каждого из Сиб-Саргатки была своя заимка. Мама умерла уже как 18 год. Сама она с 1905 года, а умерла 12 февраля 1996 года, ей было 90 лет. Кабакова Александра Ивановна — она моя тетя двоюродная, моему отцу двоюродная сестра. На маслозаводе работало прилично народу. А потом, когда  школу построили, нам там было хорошо. В 7 классе мы уж жеребцы были, ведь это сейчас отдают в 7 лет, а нас — то отдавали в 9, да в 10.Ходить — то не в чем было, один сидит у окна, другая из школы идёт. Один из школы заходит,  другой скорей сапоги, фуфайку и пошел в школу. А сейчас уж не знают что нарядить. Они и учатся так. И вот мы, ну а что, мы голодные же ходили, есть нечего  было — картошка, да и все. Мы сидели в школе, а директор сидел тут, в учительской, Кабаков Степан Андреевич, ну мы там все сидели, сидели, и нам надоело в школе сидеть. Уже вторая смена, урок кончился, у них перемена проиграла, звонок  на второй урок, мы тихонечко, по-одному, из этой школы. Тут надо идти — директор увидит за окном, а мы кругом обошли и ушли. По деревне нас собрали всех, пригнали! Вот сейчас вот пригони, попробуй! Ну вот пришли мы, и начали поднимать нас: «Ты, почему ушел?», а мы урок не выучили, «я есть захотел» ну все встали и есть захотели. У нас один ответ был, ну и всем плохо нам поставили. Тогда были оценки отлично, хорошо, посредственно, плохо и очень плохо. Ну, нам всем и вкатили. И боялись! Так почему мы пошли на это, когда погнали нас в учительскую? Если мы не пойдем, то наутро нам с родителями идти. А родители — то на работе, попробуй, отними! У нас бабушка была Марина, она с нами водилась, а мама у нас на заимке жила и домой не могла прийти. От субботы до субботы работала. Они и спали и работали в лесу. Ну, избушки были, вот они и жили в этих избушках. Я бы с удовольствием пожила в той жизни! Пускай даже вот плохо ели, питались плохо, но такой дружный народ, были все друг за друга. Боже избавь, если я тебя вдруг толкну, тут все собираются! Они меня не будут бить, они меня морально убьют! Я  завою и на колени встану перед этим человеком. Во,  как было! Лучше был народ.… Сейчас мало хороших людей осталось. Я родилась в Сибирке, доила там коров. Колхоз был очень большой. Частники тут пригонят коров, и, например, в мае выгоняем коров, все сгоняем туда и уже вечером берем ведро и идем доить. В улицу коров не гоняли. А зачем говно в деревне? Теляток там, рядом был пригончик, тоже пастухи были. И вот мы идем туда вечером доить коров, и пойло принесли теленочкам, корову подоили, и домой приходим. И утром так же теленочкам пойло несем, коров подоили, и домой идем. Так домой — то придешь, это сейчас так на газе чик и сделал, а раньше русская печка!  Вот бывало, затопишь ее и поставишь два здоровенных чугуна картошки варить. Пока ходишь, свиней, коров поишь, придешь, а оно там все сгорело. Дрова — то сгорели, ну и выгребаешь  их оттуда, а эти чугуны вытаскиваешь. С чугунок почистишь картофеля, и зажаришь. И суп также ставишь в эти угли. После войны мы лучше стали жить. У нас дед Сергей, баб Маринин муж, он в финскую войну погиб. Она так и прожила. У нее от него осталось 3 сына и одна дочь. Сын один умер рано маленьким, а эти двое жили, женились потом. Все выросли,  и теперь уже все — в земле. У нас очень большая деревня была, и у нас только один человек был, у которого машина была. А домов было, наверное 300 или 400 у нас. Старая, зажиточная у нас деревня была. Я доила, мама моя свинаркой была, а брат мой на конюх ездил. Дома по первой улице, перевезенные с Сибирской Саргатки,в Ивановке (Приложение №6,7,8,9) – Кабакова Дмитрия Нефедьевича, Соловьева Назара Кирилловича, Шипицына Сергея Григорьевича. Сейчас второй дом закрыт, по семейным обстоятельствам. Мы вот бывало в войну бегаем, забежим в огород, выдернем морковь, ботву уберем и едим. Мы ее не мыли, хотя рядом стояли бочки с водой. И огурцы так же. Раньше мы так любили запах машины, а сейчас химия сплошная. Мне уже было 19, когда мы уже на таборах жили. Нас из  Сиб-Саргатки  туда угоняли. Мы там все делали. И пололи, и сеяли, и веяли. Но ведь спать-то не хочется, детство. Мы вот бывало с табора в Андреевку на танцы, ночью, лесом, бегом, босиком. Была у нас кузница колхозная.  В деревни было две школы, но одна школа так же являлась клубом. Теперь он разрушен. А вечером мы бегали туда, но нас не пускали, ученики были тогда. И мы подчинялись. В окно бывало, пялимся, ну а что  там в окно увидишь? По очереди то тот, то другой. Было три ветрянки (ветряные мельницы), сначала они были частные, а потом уже стали колхозные. Одна была моего деда — Попова Дмитрия Егоровича, у него маслобойка была, вот сейчас масло бьют рыжиковое, да всякое. Думали, что он батраков держит, а дед – то не держал батраков , из-за этого его и раскулачили. У него была жена бабка Анисья».[27]

«Родилась 16 июня 1925 года в деревне Сибирская Саргатка, Омской области Саргатского района. Во время войны работала в тракторной бригаде – трактористкой.  Девчат в бригаде было трое, они работали на колесных тракторах. С весны и до поздней осени жить приходилось на полевом стане.  Домой в деревню  только по субботам.  Первое время очень боялись даже к трактору  прикасаться, но позже освоились.  Если трактор ломался, то его разбирали, находили изломанную деталь, и с ней шли в Саргатку, в мастерскую, за 20 километров пешком. Ремонтная бригада из Саргатки по колхозам выезжала очень редко.  Порой трактор трудно было завести,  тогда на помощь пригоняли лошадей.  Запасных частей почти не было. Чтобы детали трактора не шатались, их порой привязывали веревочками.  Мальчишки-подростки до рычагов не могли достать,  так им ящики подставляли.  На работу бригадир поднимал очень рано,  а заканчивали работу уже ночью. Зимой из Сибирской Саргатки ходили в Саргатку в мастерскую ремонтировать трактора.  В деревне зимой подросткам тоже работы было много.  Таскали воду с речки,  чтобы напоить колхозный скот,  заготавливали дрова.  К концу войны около деревни почти весь лес вырубили, поэтому за дровами приходилось ездить на лошадях в дальние леса (где сейчас расположена деревня Ивановка). Вечерами женщины и девочки вязали варежки и носки.  Собирали посылки и отправляли на фронт. К концу войны девчонки – трактористки уже хорошо управляли тракторами, самостоятельно производили ремонт, даже по звуку могли определить неполадки в тракторе. После войны продолжала работать в колхозе».[28]

Начав свои поиски в Интернете, я нашла одно очень интересное объявление, которое было напечатано В. Кокшеневым:

«Мои предки проживали на территории Тобольской губернии (Омской области) Тюкалинского уезда (Саргатского района), примерно с 1740 г. до 1980 года в деревне Сиб-Саргатка. В лучшие годы своего развития (начало XX в.) в деревне насчитывалось 4 улицы и было около 120-130 дворовых хозяйств. Через деревню проходил старый сибирский тракт с Тары на Омск. Церковь, где проходили все обряды и церковные службы, находилась в д. Крупянка Горьковского р-на (расположена на противоположном берегу р. Иртыш). Водным сообщением между д. Крупянкой и п. Заготзерно с д. Кушайлы (где раньше был казачий форпост) был паром или для этого был лодочник с собственным баркасом (до 5-6 чел), который за умеренную плату перевозил людей с берега на берег. Его звали все просто «сибиряк». Кроме сельского хозяйства жители занимались охотой и рыбалкой. Здесь можно было поохотиться на зайца-беляка, лисицу, куницу, колонка, хоря, горностая, ондатру, тетерева. Вокруг д. Сибирская Саргатка расположено много водоемов: р. Таловка, р. Саргатка, р. Иртыш, оз. Черное, оз. Чудское, оз. Бикуль и т.д. На юг от деревни расположен большой лесной массив, в простонародии называют «Дикий мыс». На север — большой березовый участок леса или «Большая Дубрава». Там же, на берегу озера, в 60-80х гг. находилась база отдыха Омского шинного завода. В годы советской власти был создан колхоз им. Д. М. Карбышева. В него входили три населенных пункта: Сибирская Саргатка, Ивановка, Красный Путь. В настоящее время, Сибирской Саргатки, увы, нет. Деревня исчезла, так как примерно к середине 80-х годов XX века выехал последний житель в деревню Ивановка. Теперь эта территория принадлежит Омскому агрегатному заводу и используется как охотоведческое хозяйство. Стоят постройки и дом, где проживает лесник. В березовой роще или в Малой Дубраве сохранился деревенский погост, где покоятся мои родные. Буду признателен за любую информацию. Возможно, кто-то уже занимался сбором материалов по Саргатскому району».

Историк Вячеслав Кокшенев говорил: «Наша педагогическая династия могла бы укомплектовать среднюю школу», — рассказал журналистам Кокшенев. В числе его родственников были учителя истории, математики, экономики, физкультуры, философии, астрономии, географии, физики, музыки. Например, двоюродный дед писателя, учитель литературы, писатель Глеб Пушкарев в 1926 году стал организатором первого съезда писателей Сибири и выпуска первых книжек для сибирских детей. Бабушка Вячеслава Кокшенева обучала детей на дому, а все шестеро ее детей также выбрали учительскую стезю».

 

 

 

Заключение

Цель, поставленную перед началом моей работы, я выполнила.

Были найдены ответы на все поставленные вопросы:

  • Впервые историю освоения Западной Сибири начали изучать еще в каменном веке античные историки и писатели, но отсчет эпохи заселения русскими Сибири начался в 1582 году, после того, как столица Хана Кучума была захвачена дружиной Ермака;
  • Деревня Сибирская Саргатка была основана на реке Нижняя Саргатка в 1765 году. Изначально ее заселили поселенцы из деревни Крутихи Горьковского района;
  • В те года в деревне было очень много однофамильцев, и самыми распространенными фамилиями были: Шипицины, Клевакины, Кабаковы, Понамаревы, Бражниковы, Пушкаревы, Вдовины, Хохловы, Епанчинцевы, Кукарцевы, Поповы.
  • Были и бедные и богатые, вторых называли местными кулаками. Богатые жили в «верхнем краю» — на улице Тобольской, а бедные и ссыльные в «нижнем краю» — улица Тюкала. К числу самых богатых относились: Харитон Фомич Щепеткин, имеющий 50 дойных коров, Федот Андреевич Белоусов и Андрей Григорьевич Кабаков. К середнякам относились: Клевакин Осип Андреевич, Клевакин Ефим Иванович, Кабаков Нефед Ильич и Кабаков Егор Андреевич. В деревне также были мастеровые, к примеру, Шипицын Филипп Федорович;
  • Во время ВОВ многие ушли на фронт. Учителя, труженики села, молодые ребята ушли защищать своих родных и близких, свою Родину. Многие отдали за Родину самое дорогое – жизнь. Во время войны тяжело было не только на фронте, но и в тылу. Надо было растить и убирать хлеб, отправлять его на фронт нашим защитникам. Вязали варежки, носки, собирали посылки на фронт. Выстояли наши мужчины в боях, выстояли женщины и дети в тылу. 9 Мая 1945 года у сельсовета собрались все жители нашего села, заслушали приказ об окончании войны;
  • Раньше, в Сибирской Саргатке существовал молочный завод, потом на его месте поставили школу. Спустя время на трассе Омск-Тара образуется новый молочный завод (в Красном Пути), и в 1948-1949 люди переселяются во вновь созданную деревню Красный Путь;
  • Основная масса рабочих мест была связанна с работой на заимках, которые находились в районе будущей деревни Ивановка. В 1949 году из-за нехватки строительного леса, дальней вывозки дров; ухудшения качества воды, пригодной для питья, произошел повторный уход селян в новую деревню Ивановку.

Мы пришли к выводу, что изначально деревню строили для охраны форпостов.

Существовала она до конца 19 века за счет того, что через нее проходил Сибирский тракт.

После того, как было запрещено свободное переселение в Сибирь, Сибирская Саргатка потеряла свое прямое назначение. В первые годы советской власти жизнь деревни поддерживали организации колхозов, совхозов и переработка молока на молочном заводе. Но так как жители сельским хозяйством занимались в основном на заимках, которые располагались на месте современной деревни Ивановка, также работали на новом молочном заводе в деревне Красный Путь, вследствие этого люди стали переселяться ближе к месту работы. Так же большую роль в распаде деревни сыграла региональная трасса области, проходившая через деревни Ивановка и Красный Путь

 

 

 

 

 

Список литературы

  1. Вибе П. П., Михеев А. А., Пугачева Т. М. «Омский историко — краеведческий словарь»- 1994г.
  2. Газета Саргатского района «К Новым рубежам» за № 60 от 20.05.1980 года.
  3. Газета Саргатского района «К Новым рубежам» от 10.01.1996 года.
  4. Громыко М. М. «Западная   Сибирь в XVIII в. «Русское население и  земледельческое освоение» — Новосибирск, 1965, стр. 23, 98.
  5. Карамзин Н. М. «История государства Российского» — Московского гуманитарного университета, 2009 год; стр.386.
  6. Колесников А. Д. «Заселение русскими лесостепи Прииртышья» — Омск, 1964г.
  7. Колесников А. Д. «Русское население Западной Сибири в XVIII-начале XIX века» — Омск, 1973 г.
  8. Крысин Л. П. «Толковый словарь иноязычных слов» – Москва, 2000 г.
  9. «Культура русских в археологических исследованиях: сб. науч. ст.» (2 Всер. науч. конф.)-Омск, 2005г.
  10. Куроедов М. В. «Из истории освоения русскими Омского Прииртышья в XVIII веке» — Омск, 2002г.
  11. Матвеев А. В.«Отчет об археологической разведке в Саргатском, Большереченском, Крутинском, Тюкалинском ,Колосовском районах Омской области летом-осенью 2000 года»-2000г.
  12. Палашенков А. Ф. «Иртыш – естественный рубеж» — неопубликованная статья.
  13. Саньков М. И. «Саргатское притяжение» — Омское книжное издательство, стр.73.
  14. Альбом «История Сибирской-Саргатки» за 1967 год.

К источникам у Интернета:

  1. http://www.protown.ru/information/hide/6558.html
  2. http://wiki.iteach.ru/index.php/
  3. http://sib.net/contens/history/

 

БПОУ «Саргатский индустриально-педагогический колледж»

Архиепископ Сильвестр – мученик земли Омской.

специальность: 190117 Повар, кондитер.

 Подготовил:
Смышляев Алексей
Александрович

Научный руководитель:
преподаватель истории
Костин Борис Ильич

 

Введение

Христианство всегда было гонимой религией: с момента зарождения его в I веке в Палестине и до сегодняшнего времени. Христиан пытали, убивали самыми изощренными способами, какими только были известны человечеству, и все это делалось только для того, чтобы не дать людям проповедовать истинное Слово Божие вопреки иным верованиям.

Особой вехой в истории нашей страны и в истории трагедии русского православия можно выделить период Октябрьской революции 1917 года – временем, когда великая и могучая Российская империя рухнула под натиском большевистских орд. Это было время, когда страдали ни в чем не повинные люди. Время, когда строилось бездуховное общество с атеистическими взглядами на жизнь. Большевики разрушали то, что они называли «опиумом для народа» — православную веру, так необходимую для всех русских людей.

Много мучеников тогда пострадало за православие. Одним из таких людей стал архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр — человек, который сделал огромный вклад в развитие православия на Российской земле. Я подумал и решил, что тема данной научной работы будет актуальна к исследованию и поставил перед собой следующую цель: изучить основные аспекты жизни, деятельности и мученической кончины архиепископа Сильвестра, а также поставил перед собой следующие задачи:

  1. Изучить и проанализировать источники информации периода Великой Октябрьской социалистической революции.
  2. Изучить аспекты жизни и деятельности архиепископа Омского и Павлодарского Сильвестра.
  3. Изучить период раскопок на месте Успенского кафедрального собора в г. Омске в 2005 году.

Цель и задачи позволили определить тему исследовательской работы: «Архиепископ Сильвестр – мученик земли Омской».

В ходе написания работы были использованы следующие теоретические методы исследования: анализ, синтез, обобщение информации из интернет-источников.

 

 

Основная часть

  1. Ранние годы и учеба в семинарии.

Священномученик Сильвестр (в миру Иустин Львович Ольшевский) родился 1 июня 1860 года в селе Косовка Сквирского уезда Киевской губернии в семье диакона Льва Ольшевского. Детство святителя было наполнено впечатлениями от православного богослужения.

Когда пришло время, родители определили Иустина в Киевскую Духовную семинарию, где он обратил на себя внимание начальства прилежанием к богословским наукам, добрым нравом, молитвенной настроенностью души, и юношу рекомендовали в чтецы к знаменитому богослову-догматисту, профессору академии архимандриту Сильвестру (Малеванскому), впоследствии епископу Каневскому, викарию Киевской епархии и ректору Духовной академии. Вследствие того, что архимандрит Сильвестр имел слабое зрение, в обязанности чтеца входило чтение ему вслух сочинений богословского характера. Иустин был в это время, как он сам как-то выразился, «очами и пером» ученого-богослова и монаха-подвижника. При ближайшей технической помощи Иустина Ольшевского архимандритом Сильвестром были написаны первые два тома из пятитомного труда «Догматическое богословие».

В 1883 году Иустин окончил Духовную семинарию. В том же году архимандрит Сильвестр рекомендовал одаренного, трудоспособного и высоконастроенного юношу к поступлению в Киевскую Духовную академию, которую тот окончил в числе первых кандидатов в 1887 году, во все время обучения пользуясь духовным и ученым покровительством владыки Сильвестра. [1].

  1. Борьба с сектами и миссионерская деятельность.

Другим обстоятельством, определившим содержание последующих занятий Иустина, стало близкое знакомство с различными рационалистическими и мистическими сектами. Во время обучения в семинарии и академии он все каникулы проводил в своей семье, в селе, где служил его отец. Село и весь район были заполонены штундистами. Молодой богослов заинтересовался этой, тогда еще новой, сектой и, учась в академии, начал внимательно исследовать мировоззрение сектантов, их быт с тем, чтобы знать, каким образом мог бы успешно воздействовать на них православный миссионер. [1]

Русско-украинский штундизм — христианское общественно-религиозное движение, получившее распространение в XIX веке сначала в южных губерниях Украины, а затем и в других местностях  Российской империи. Помимо посещения церкви, штундисты собирались для совместного чтения и изучения Библии.

Возникновению и развитию русско-украинского штундизма способствовали немецкие штундисты из немецких колоний в Херсонской губернии, однако исследователи не считают русско-украинский и немецкий штундизм единым движением или конфессией. В конце XIX века русско-украинские штундисты, в основном, влились в Союз русских баптистов.

В документах и литературе движение иногда именуется штундобаптизмом. В обличительной «антисектантской» литературе, в публицистике и в официальном делопроизводстве конца XIX — начала XX века термин «штундисты» иногда применялся расширительно — к русским баптистам, евангельским христианам-пашковцам, адвентистам и последователям ряда иных религиозных течений. [2]

Видя, с какой быстротой распространяются различные секты и сектантские учения, Иустин Ольшевский принял решение сразу же после окончания академии посвятить себя служению миссионерскому делу. 27 октября 1887 года он был назначен учителем церковно-приходской школы в селе Липовка Киевского уезда; 15 января 1888 года—переведен преподавателем Закона Божия в двухклассное министерское училище в местечке Шпола того же уезда, одного из беднейших в губернии, почти целиком зараженного штундизмом.

Основательно ознакомившись с учением секты, Иустин Львович пришел к мысли, что деятельность светского миссионера может принести больше плодов, чем миссионера из духовенства. Он письменно изложил свои соображения по этому поводу и подал докладную записку митрополиту Киевскому Платону (Городецкому). [1]

Соображения и доводы, изложенные в записке, были полностью приняты, и 7 марта 1889 года Иустин Львович был назначен миссионером Киевской епархии и утвержден учителем церковно-приходской школы Киевского Свято-Владимирского братства. Для того времени назначение епархиальным миссионером лица светского звания было большой редкостью, встречались лишь единичные случаи, подобно миссионерскому служению Константина Голубева в Саратовской епархии, и это требовало от миссионера выдающихся качеств.

В результате практической деятельности Иустина Ольшевского на поприще просвещения сектантов и обличения их лжеучений появился его труд под заглавием «Обличение штунды в библейских текстах». Этот труд многократно переиздавался и явился ценнейшим пособием для миссионеров и пастырей.

В 80—90-х годах XIX века во многих епархиях распространялось сектантство, не составляла исключения и епархия Полтавская; сюда в это время был назначен епископом выдающийся церковный деятель и подвижник преосвященный Иларион (Юшенов). В бытность свою наместником Киево-Печерской Лавры преосвященный Иларион познакомился со студентом академии Иустином Ольшевским. Последний, тяготея к монашескому образу жизни, часто посещал Лавру, ее святыни, монашескую братию и ее благочестивого наместника.

Став Полтавским епископом, преосвященный Иларион в 1890 году пригласил Иустина Львовича преподавать всеобщую и русскую гражданскую историю в Полтавской Духовной семинарии, а также исполнять послушание епархиального миссионера. С этого времени его более чем двадцатилетняя миссионерская деятельность была связана с Полтавской епархией.

В то же время Иустин Львович вполне сознавал, насколько большая ответственность лежит на православном русском народе перед народами, хотя и входящими в единое с ним государство, но еще не просвещенными спасительной Христовой верой. Выступая с докладом в общем собрании Полтавского Миссионерского Общества, Иустин Львович сказал: «Кто искренне предан и любит свою православную веру, тот не должен оставаться равнодушным при виде целых областей и племен, входящих в состав нашего обширного отечества и доселе остающихся в язычестве, — по мере своих сил он должен оказывать содействие в обращении их ко Христу. Научение есть величайшее проявление христианской любви и милосердия к ближнему. “Просветить народы, сидящие во тьме и сени смертной, верою в Иисуса Христа — есть высокое назначение народа Российского; племена инородческие преданы ему Провидением для того, чтобы он передал им тот же дар Божий (святую веру), который самому ему передан от народа, предварившего нас в Царствии Божием”, — справедливо говорит один знаменитый наш миссионер — архимандрит Макарий (Глухарев).

Увидев в лице Иустина Львовича столь ревностного труженика, епископ Полтавский Иларион предложил ему принять сан пресвитера. Иустин Львович согласился с предложением преосвященного, но с условием, что ему будет разрешено посвящение в сущем состоянии, то есть неженатым.

1 апреля 1894 года отец Иустин был перемещен на кафедру гомилетики, литургики и практического руководства для пастырей Полтавской Духовной семинарии. 3 сентября епископом Полтавским была выражена благодарность отцу Иустину за его ревностные труды по руководству священников в борьбе со штундою. Через два года, 15 октября 1896 года, он был назначен епархиальным наблюдателем церковных школ Полтавской епархии.

С особенной нежностью и лаской отец Иустин относился к детям— которых любил безгранично. Дети инстинктивно чувствовали это и в присутствии его не обнаруживали ни малейшей тени смущения или робости, что, конечно, отражалось и на их ответах. Неудивительно поэтому, что всякое посещение отца Иустина являлось истинным праздником для школы. Вместе с отцом Иустином в школьную атмосферу проникала свежая, бодрящая струя тепла, ласки и нравственного освежения. И чем дальше шло время, тем глубже и прочнее становились духовные связи отца Иустина с церковно-школьной семьей…»

12 мая 1902 года определением Святейшего Синода священник Иустин Ольшевский был награжден саном протоиерея.

23 декабря 1910 года архиепископ Назарий постриг протоиерея Иустина в мантию с наречением ему имени в память преподобного Сильвестра
Печерского, а 25 декабря, в праздник Рождества Христова, иеромонах Сильвестр был возведен в сан архимандрита.

В субботу 15 января 1911 года в Санкт-Петербурге в зале заседаний Святейшего Синода произошло наречение архимандрита Сильвестра во епископа Прилукского, викария Полтавской епархии. Чин наречения совершали митрополиты: Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский), Московский Владимир (Богоявленский) и Киевский Флавиан (Городецкий); архиепископы: Ярославский Тихон (Белавин) и Ставропольский Агафодор (Преображенский); епископы: Минский Михаил (Темнорусов), Тульский Парфений (Левицкий) и Самарский Константин (Булычев).

Став епископом, он усилил свои молитвенные труды, ревностно исполняя архипастырские обязанности. Каждую неделю преосвященный четыре дня служил литургию. В понедельник и Субботу служил ранние литургии, в  пятницу и воскресенье—поздние; каждую пятницу владыка читал акафист страстям Христовым.

4 декабря духовенство и полтавская паства провожали своего глубоко-чтимого и любимого пастыря, двадцать четыре года прослужившего в Полтавской епархии. Из Полтавы преосвященный Сильвестр поехал в Одессу к своему духовному отцу, архиепископу Назарию, оттуда в кафедральный город епархии — Оренбург, а затем на место своего служения в Челябинск, куда он прибыл в двадцатых числах декабря.

Служа в Оренбургской епархии, владыка все силы отдавал пастве, болыпую часть времени проводя в поездках по церквям Челябинского уезда, стараясь наладить жизнь приходов. Самый указ Святейшего Синода от 4 июня 1915 года о назначении преосвященного Сильвестра епископом Омским и Павлодарским застал его в пути и стал ему известен только спустя неделю. Через день епископ выехал в Петроград, чтобы здесь познакомиться с положением дел в той епархии, где ему предстояло служить.

Испросив разрешение Синода, владыка посетил Полтаву. Из Полтавы епископ проехал в Киев, где принял участие в торжествах в честь святого князя Владимира.

Имея благочестивую привычку перед всяким трудным делом или испытанием молиться у православных святынь, он по своему обыкновению, прежде чем направиться в Омск и вступить в управление епархией, совершил паломничество в Иркутск, поклонился святым мощам святителя Иннокентия и попросил у него помощи. Наступило тяжелое время, уже год, как длилась война и лилась кровь, и он молился святителям Тобольским и Иркутским, чтобы их предстательством Господь укрепил его дух, даровал ему силу и мужество, какие были у них, чтобы благоуспешно вести врученную ему паству ко Христу и спасению.

 

  1. Служение в Омске и мученическая кончина.

 

8 августа преосвященный Сильвестр прибыл в Омск. Протоиерей кафедрального собора встретил его приветственным словом, вновь напомнив памятные для архиерея слова: «В знаменательные, важнейшие минуты Вашей жизни — при принятии благодати священства, в Вашей душе звучали слова Христа Спасителя, обращенные к апостолу Петру: егда бе юн, поясашеся сам, и хождаше, аможе хотяше, егда же состареешися, и возде жеши руце твои, и ин тя пояшет, и ведет, аможе не хощеши (Ин.21,18). Этими словами с Вашей стороны выражалась всецелая преданность воле Божией, послушание Ему; выражалась Вами и готовность нести свой крест: “Крест, по выражению преподобного Исаака Сирина, есть воля, готовая на всякую скорбь”».

В ответном слове преосвященный Сильвестр сказал: «Христов мир степной стране сей. Богом врученной нам пастве омской! Христов мир богоспасаемому граду сему! Христов мир вам, возлюбленные братие, сестры и чада! Уста глаголют от избытка сердца. Нельзя не говорить прежде всего о том, что ныне на душе у всех…».

В 1917—1918 годах в Москве собрался Поместный Собор, восстановивший патриаршество и избравший Патриархом святого Тихона, митрополита Московского. Епископ Сильвестр был неизменным участником соборных
заседаний. [1]

Тихон Московский (в миру Василий Иванович Беллавин), патриарх Московский и всея Руси (19.01.1865 — 25.03/7.04.1925). Родился в Псковской губернии в семье священника. Окончив Петербургскую Духовную академию, он принял монашество, был преподавателем, ректором в духовных семинариях, а затем его призвали на архиерейское служение. На Всероссийском Поместном Соборе митр. Московский и Коломенский Тихон по жребию был избран первым, после 200-летнего перерыва, патриархом. Интронизация его была совершена в Успенском соборе Московского Кремля “среди огня и орудийной смертоносной пальбы” на праздник Введения, 21 ноября/4 декабря 1917 года. Новый патриарх был олицетворением кротости, доброты, сердечности, но при этом был непреклонно тверд в делах церковных. В годы разрухи, гонений, расколов он сохранил Церковь в чистоте Православия. Святитель призывал паству уклоняться от разрушительной политической деятельности, но обратиться к созидательной — искоренению греха и восстановлению единства с Богом. Патриарх Тихон первым должен был установить отношения Церкви с новой богоборческой властью, стремившейся к полному уничтожению Православия. Пришлось претерпеть ему и клевету, и нападки, и покушения, и заключение. Он был воистину народным молитвенником, печальником всея России. В праздник Благовещения Господь призвал Своего служителя. Тело его было погребено в малом соборе Донского монастыря и чудесно обретено уже после прославления свт. Тихона в лике святых.

Память свт. Тихону отмечается 25 марта/7 апреля, 26 сентября/9 октября, в воскресенье после 25 января/7 февраля. [6]

В январе 1918 года преосвященный Сильвестр был в Полтаве и возвращался в Омск. Повсюду в стране наблюдалось как падение нравственное, так и развал хозяйственной жизни. Гражданские поезда из Полтавы не ходили, и владыка вместе с сопровождавшим его диаконом попросились в одну из солдатских теплушек эшелона, который возвращался с Западного фронта в восточные губернии. [1]

Недолгим было благодетельное управление Омской кафедрой: в 1917 году наступило смутное время. В начале 1918 года к власти в Омске пришли большевики. В январе был обнародован декрет советской власти об отделении Церкви от государства, который церковными людьми был справедливо расценен как начало открытых гонений на Русскую Православную Церковь от безбожных властей. По призыву Поместного Собора во многих городах России состоялись крестные ходы. 4 февраля крестный ход, в котором участвовали все городские приходы, состоялся и в Омске; его возглавил преосвященный Сильвестр. Шествуя по улицам города, грандиозный крестный ход останавливался у каждого храма, епископ служил молебен, а затем обращался к народу с увещевательным словом, призывая хранить православную веру и защищать храмы, которым при наступающем порядке стало грозить разорение.

Через день после городского крестного хода в три часа ночи с 5-го на 6 февраля к архиерейскому дому подошел вооруженный отряд карателей-матросов, матросы стали стучать в двери дома. Так как еще задолго до этой ночи преосвященный Сильвестр, ввиду грабежей и насилий, чинимых в городе под видом обысков, распорядился ночью в дом никого не пускать,
прислуга дверей не открыла. Пришедшие стали грозить, что будут стрелять и взорвут двери. Тогда по распоряжению эконома архиерейского дома на соборной колокольне ударили в набат. Каратели бежали. К архиерейскому дому начал сбегаться народ, к которому вышел владыка. В это время стало известно, что какие-то люди грабят дом кафедрального протоиерея и ключаря. Часть народа пошла к их дому. В это время снова появился вооруженный отряд и ворвался в дом архиерея. Потрясая оружием, матросы с бранью кричали:

— Где архиерей?

— Я архиерей, — ответил владыка.

Преосвященного Сильвестра схватили, приставили к виску револьвер и, не дав возможности надеть теплую одежду, по сибирскому морозу пешком повели в помещение совета депутатов. Главарь отряда набросился на находившихся в архиерейском доме людей и, выстрелив из револьвера, разрывной пулей убил эконома владыки Николая Цикуру.

Дорогой в совет депутатов и в первые часы пребывания там безбожники беспрестанно издевались над преосвященным Сильвестром. Епископа посадили в общую душную и грязную комнату. В это время по всему городу гудели колокола — это на звон соборной колокольни откликнулись другие церкви. У храмов, на улицах и площадях появились толпы народа. Возмущенные люди требовали освободить епископа. По требованию верующих горожан к епископу были допущены несколько депутаций. Депутации, общее народное возмущение оказали влияние на настроение безбожников, и владыку перевели в другую комнату. Ругань солдат начала смолкать, а затем и совсем прекратились. На следующий день весь город пришел в движение; учреждения, магазины, учебные заведения закрылись. В городе шла непрерывная стрельба—это красногвардейцы залпами разгоняли народ. У архиерейского дома была поставлена стража. В четыре часа дня в городе объявили осадное положение, и люди были вынуждены разойтись. Стрельба продолжалась всю ночь. В двенадцать часов ночи в архиерейский дом пришла следственная комиссия и опечатала покои епископа. 7 февраля владыка провел в заключении, а 8-го в двенадцать часов дня был освобожден. [1]

22 апреля (5 мая) святой Патриарх Тихон возвел епископа Сильвестра в сан архиепископа.

Вскоре началась гражданская война, и белые освободили город от большевиков. В это время Омск, как и вся Сибирь, оказался отрезанным от России линией фронта. В ноябре 1918 года в Томске состоялось соборное совещание архипастырей Сибири, которое организовало Высшее временное церковное управление Сибири, главой которого по желанию собора стал высокопреосвященный Сильвестр. Свою деятельность он начал с того, что отменил безбожный декрет от 19 января 1918 года. Церкви были возвращены земли и собственность, в школах восстановлено преподавание Закона Божия. В Сибири была восстановлена учебная деятельность в пяти Духовных семинариях и в пяти духовных училищах.

29 января 1919 года архиепископ Сильвестр  привёл к присяге адмирала А. В. Колчака как Верховного правителя России. [3]

Александр Васильевич Колчак (1873-1920) — российский военачальник, полярный исследователь, гидролог, адмирал (1918). Сын Василия Ивановича Колчака. В 1916-1917 годах командующий Черноморским флотом. Один из организаторов белого движения в Гражданскую войну. В 1918-1920 годах «верховный правитель российского государства»; установил режим военной диктатуры в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке, ликвидированный Красной Армией и партизанами. Сам Колчак по постановлению Иркутского ВРК был расстрелян. [4]

В марте 1919 года архиепископ организовал крестный ход по городу с участием Колчака и колчаковского правительства. В мае-июне он совершил поездки по Томской, Красноярской и Иркутской епархиям, во время которых произнес в различных приходах более ста проповедей. Для укрепления духа и нравственности офицеров и солдат белой армии архиепископ Сильвестр восстановил институт военных священников, и в армию им было направлено более двух тысяч пастырей. Церковное управление, возглавляемое высокопреосвященным Сильвестром, разослало более шестидесяти тысяч воззваний, в которых разъяснялась антихристианская суть большевизма. В Омске стали издаваться журналы «За святую Русь» и «Сибирский благовестник».

В августе 1919 года в Омске состоялся съезд казачьих войск России, на котором с приветственным словом выступил Верховный правитель адмирал Колчак, призывая защитить веру православную, а высокопреосвященный Сильвестр благословил воинов хоругвями с изображением креста и надписью: «Сим победиши».

Осенью 1919 года войска армии Колчака начали отступать, и в конце 1919 года белая армия оставила Омск, в который вскоре вошли большевики. Архиепископ без колебаний остался в захваченном гонителями христианства городе вместе со своим духовенством и паствой. Захватив город, большевики сразу же арестовали мужественного святителя. Архиепископ Сильвестр был заключен в тюрьму, где в течение двух месяцев его истязали, требуя от него покаяния. Ничего не добившись, безбожники подвергли святителя жестокой и мучительной смерти. Прибив его руки гвоздями к полу и таким образом распяв, они раскаленными шомполами прижигали его тело, а затем раскаленным докрасна шомполом пронзили сердце. Архиепископ Сильвестр принял мученическую кончину 26 февраля 1920 года. [1]

  1. Память о Сильвестре сегодня

В 1998 году архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр (Ольшевский) был причислен к местночтимым святым в Омско – Тарской епархии  как священномученик. В 2000 году на Архиерейском соборе в Москве он был прославлен в сонме новомучеников российских. [1] Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания. [5]

В июле 2005 года по благословению митрополита Омского и Тарского Феодосия  и распоряжению губернатора Омской области Л.К. Полежаева, начались реставрационно-восстановительные работы на месте взорванного в 1935 году Успенского кафедрального собора города Омска. [1] Мой научный руководитель – Борис Ильич Костин, лично присутствовал на месте раскопок и сделал несколько фотографий.

16 июля, который являлся днём закладки строящегося собора в 1891 году,  археологи, производя раскопки, обрели сильно повреждённую икону Черниговской Божией Матери, которая всплыла из нижней южной части остатков собора, заполненной грунтовыми водами. На иконе с тыльной стороны явно виднелась надпись: «…епископу Сильвестру от почитателя…», подпись, дата «16 июля 1914» и печать. Затем стали всплывать кусочки ткани и остатки тела. После откачки воды из этой нижней комнаты был обнаружен гроб и вмонтированные над гробом в стену крест с иконой Киево–братской Божией Матери над ним. На кресте надпись «1918 год», это дата возведения преосвященного Сильвестра в сан архиепископа. Захоронение находилось под мраморной плитой под лестницей и было замаскировано под пол в комнате, где проводились заупокойные богослужения. 21 июля  гроб с большей частью мощей был поднят и были обнаружены остатки архиерейского облачения, чётки и «орлец», находящийся в ногах. На спине был найден  монашеский параман, на дне гроба  – четырёхгранный гвоздь, как орудие пыток и казни священномученика. По исследованию обретённых остатков судебно – медицинской комиссией была подтверждена принадлежность мощей архиепископу Омскому и Павлодарскому Сильвестру (Ольшевскому). Таким образом приоткрылась тайна окончания мученической кончины и  погребения мощей священномученика Сильвестра, до конца исполнившего свой христианский и пастырский долг служения Богу и своему Отечеству. [1]

25 февраля 2009 года в восстановленном Омском Успенском кафедральном соборе установлена на постоянное место своего размещения рака с мощами священномученика Сильвестра. Она находится в нижнем приделе собора, в так называемой пещерной церкви, где и был захоронен священномученик. Мощи святого теперь доступны для поклонения. Специально для раки с мощами святителя Сильвестра изготовлена из кедра и установлена на четырёх каменных столбах резная деревянная сень ручной работы, которая стала одним из главных украшений Успенского собора. [5]

 


 

Заключение

Сегодня православие в России – это религия миллионов людей, которые соблюдают Божьи заповеди, ходят в церкви для того чтобы помолиться, попросить прощения за какой то совершенный грех, дабы благодаря вере спасти свою душу. Во времена революции и ранний советский период не было такого понятия как «вера», а было понятие «опиум для народа». Разрушались церкви, уничтожались священники и их семьи, имущество церкви разворовывалось, разрушалось то, что многие века приносило людям свет истины – православные храмы. Успенский кафедральный собор, разрушенный большевиками в 1935году, был одним из таких лучезарных храмов. Именно в его подвале и был захоронен архиепископ Сильвестр – человек, который сделал большой вклад в развитие Русской православной церкви, борьбе с сектами, и стоял за веру и свою паству до самой своей мученической смерти.

Святой мученик Сильвестр – образ стойкости и храбрости, самопожертвования и несгибаемого героизма. Данный человек должен сегодня стать примером для многих поколений людей, не только в Омской области, и не только в нашей стране но и во всем мире. Я горжусь тем, что я живу на Омской земле, ведь именно здесь так трагически погиб, пожалуй, самый известный Омский святой – Иустин Львович Ольшевский, он же архиепископ Сильвестр.

Список использованной литературы

  1. http://omsk-eparhiya.ru/священномученик-сильвестр/;
  2. https://ru.wikipedia.org/wiki/Русско-украинский_штундизм;
  3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Сильвестр_(Ольшевский)#.DA1.D0.BE.D1.80.D0.B0.D1.82.D0.BD.D0.B8.D0.BA_.D0.90._.D0.92..C2.A0.D0.9A.D0.BE.D0.BB.D1.87.D0.B0.D0.BA.D0.B0;
  4. http://to-name.ru/biography/aleksandr-kolchak.htm
  5. http://drevo-info.ru/articles/1926.html
  6. http://www.hrono.ru/biograf/bio_t/tihon_belavin.php

 

 

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Ивановская средняя школа»

Исследовательская работа на тему

«Поход Ермака в Сибирь»

Выполнила: Калашникова Евгения,

ученица 7 класса

Руководитель: Колокольникова Т.С.,

учитель истории и обществознания

Введение

Ко славе страстию дыша, В стране суровой и угрюмой, На диком бреге Иртыша Сидел Ермак, объятый думой…

К. Рылеев

«Сибирь – неотъемлемая часть России» – это факт, привычный для всех граждан нашей страны. И действительно, вот уже на протяжении нескольких веков история сибирского региона является частью русской истории.

Вспоминая слова Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью…», невольно задумываешься: как бы сложилась судьба России, если бы в ее составе не было Сибири – этой огромной территории, богатой природными ресурсами, обеспечивающими практически всю страну!

Однако необходимо отметить, что изначально Сибирь не входила в состав Русского государства и была постепенно включена в него. Начало освоения Сибири пришлось на вторую половину правления Ивана Грозного – время военных неудач и внутренних потрясений, на фоне которых удачный Сибирский поход выглядит тем более величественно.

История начала освоения Сибири неотделима от имени Ермака Тимофеевича, казацкого атамана, горстка храбрых воинов которого нанесла сокрушительное поражение «царю» Кучуму, властителю Сибирского ханства и наследнику Золотой Орды.

Освоение Сибири, начало которому было положено экспедицией Ермака в Зауралье, явилось одной из крупнейших вех в русской средневековой истории. Казаки Ермака сделали первый шаг, открыв пришедшим на смену им землепроходцам путь в глубины неведомого и огромного азиатского материка. ». В данной работе будет идти речь о человеке, который оставил значительный след в истории России. Итак, это легендарный казацкий атаман Ермак Тимофеевич, чей поход привел к падению Сибирского ханства и присоединению Западной Сибири к Русскому государству. Большое внимание уделено описанию жизни Ермака, эпохе, в которой он жил, также будут рассмотрены цели, итоги и значение присоединения.

Глава 1. Политическая ситуация на восточной границе русского государства к середине XVI столетия. Предпосылки похода.

 Бескрайние просторы Западной Сибири в XVI столетии были малозаселенной и плохо освоенной в хозяйственном отношении территорией. На крайнем Севере обитали немногочисленные племена самоедов, объединенные в родовые общины и занимавшиеся оленеводством и охотой.

Народы севера Западной Сибири издавна поддерживали экономические связи с русскими землями. Еще в XI столетии предприимчивые новгородские и поморские купцы проникали в низовья Оби и Таза, куда привлекали их в первую очередь пушные богатства. Торговые и политические связи новгородцев унаследовало Московское государство, включившее, в конечном счете, далекие сибирские земли в состав своей территории. В Югорскую «вотчину» великие князья московские неоднократно посылали ратных людей для сбора дани. Таковыми были походы устюжанина Василия Скрябы (1465 г.), князя Ф.С. Курбского и И.И. Салтыка — Травина (1483 г.), князя Петра Ушатого, князя Семена Курбского и Василия Заболоцкого — Бражника (1499-1500 гг.).

Но эти походы не привели к присоединению и освоению Сибири. Зависимость местных племен от России была в значительной степени формальной и ограничивалась нерегулярной уплатой дани. Влияние Московского государства за Югорским Камнем в XV-XVI веках оспаривало татарское Сибирское ханство.

Сибирское ханство выделилось из состава Золотой орды в первой трети XV века. Основателем династии сибирских ханов был Хаджи — Мухаммед — хан, потомок одного из братьев знаменитого хана Батыя, Шейбани. Татары вели полукочевой образ жизни, занимались скотоводством, охотой и рыболовством. Земледелие в небольших размерах существовало только в поймах Тобола и Иртыша и большого хозяйственного значения не имело.

Сибирское ханство долгое время было эфемерным политическим образованием. В нем никогда не прекращалась междоусобная борьба. Власть с переменным успехом оспаривали потомки чингизида Шейбани — хана и местного татарского княжеского рода Тайбугинов.

В междоусобные распри вмешивались правители Казанского и Бухарского ханств, стремившиеся утвердить здесь свое влияние. После серии кровавых переворотов в конце XV века верх одержала династия Тайбугинов.

В 1563 году к власти в Сибири пришел хан Кучум. Сначала Кучум был согласен платить дань Москве, но затем, укрепив свое влияние внутри ханства и собрав достаточные силы, Кучум убил московского посла, чем фактически объявил войну. Однако Иван Грозный вел тяжелую Ливонскую войну и не предпринял мер по организации карательного похода.

С этого времени начались постоянные набеги татар на пограничные русские земли в районе Перми. Владельцами этих земель были богатейшие купцы Строгановы, имевшие от царя грамоту на заселение пустующих территорий. Для защиты своих земель Строгановы вынуждены были обратиться за помощью к казакам, отряды которых умножились на границах русского царства.

В июне 1579 дружина казаков, численностью в пять с половиной сотен человек, прибыла из низовий Камы и, пройдя по реке Чусовой, высадилась на берегах Строгановских городков.

Среди атаманов дружины были: Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк, Черкас Александров и Богдан Брязга.

Глава 2. Происхождение Ермака Тимофеевича

Происхождение Ермака в точности неизвестно, существует несколько противоречивых версий. Согласно Черепановской летописи, он был родом с берегов Камы и благодаря знаниям местных рек, ходил по Каме и Чусовой до тех пор, пока его не призвали на казацкую службу. Существуют так же версии о донском (станица Качалинская) и поморском (Архангельская область) происхождении Ермака

Существует гипотеза о тюркском (кераитском или сибирском) происхождении Ермака. В пользу этой версии приводят доводы о том, что имя Ермак тюркское и существует до сих пор у татар, башкир и казахов, но произносится как Ермек. Из разных источников известно, что среди первых казаков, донских и волжских, встречалось немало крещеных татар, и вообще сами казаки впервые упоминаются в русских летописях XV в. именно как «казаки-татары». Кроме того, мужское имя Ермак (Ырмаг) встречается у алан-осетин, широко населявших донские степи вплоть до XIII столетия и также принимавших участие в этногенезе казаков.

Версию о тюркском происхождении Ермака косвенно подтверждает описание его внешности, сохраненное Семеном Ульяновичем Ремезовым в его «Ремезовском летописце» конца XVII века. Согласно Ремезову, отец которого — казачий сотник Ульян Моисеевич — лично знал выживших участников похода Ермака, знаменитый атаман был «вельми мужествен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою, возрастом (то есть ростом) середней, и плоск, и плечист».

Таким образом, не существует достаточного количества достоверных данных, которые позволили бы составить правдивое жизнеописание Ермака Тимофеевича. Неизвестными остаются место и год его рождения, а так же практически вся первая половина его жизни.

Достоверно известно лишь то, что Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких дружин и нес службу на южных границах государства, защищая мирное население от произвола и грабежа со стороны крымских татар. Данный факт подтверждается челобитной царю одного из соратников Ермака, казака Гаврилы Ильина, в которой он писал что «20 лет полевал (нёс военную службу) с Ермаком в Диком поле».

К началу 1580, когда Строгановы пригласили Ермака к себе на службу, ему было не менее 40 лет. Ермак участвовал в Ливонской войне и был одним из самых известных казацких воевод, подтверждением тому служит донесение польского коменданта города Могилева королю Стефану Баторию, в котором говорится, что в русском войске были «Василий Янов — воевода казаков донских и Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

Нрав Ермака, как свидетельствуют достоверные источники, был по-настоящему твердым и суровым. Вот, что пишет о чертах характера Ермака А.Н. Радищев в своем очерке «Слово о Ермаке»: «Ермак, избранный единожды верховным начальником своею собратею, умел над ними удержать свою власть во всех противных и неприязненных ему случаях: ибо если нужно всегда утвержденное и наследованное мнение, чтобы владычествовать над множеством, то нужно величие духа, или же изящность почитаемого какого-либо качества, чтобы уметь повелевать своею собратею. Ермак имел первое и многие из тех свойств, которые нужны воинскому вождю, а паче вождю непорабощенных воинов».

Необходимо отметить, что во времена Ермака вольные казаки участвовали в самых значительных военных событиях, и это во многом способствовало их победе над Сибирским ханством. Казаки имели свою военную организацию и признанных военных руководителей, одним из которых и был Ермак Тимофеевич.

Глава 3. Организация похода.

Также как и вопрос о биографии, тема об экспедиции Ермака в Сибирь остается открытой для дискуссий, так как источники сибирской экспедиции недостаточно исчерпывающи и, в то же время, довольно противоречивы. Нет однозначного мнения по поводу даты начала похода, хотя 1581 год и является наиболее вероятным.

Неясно кто являлся инициатором этого похода? Согласно Есиповской и Ремизовской летописям инициатива принадлежала самому Ермаку, а участие Строгановых ограничилось вынужденным снабжением казаков припасами и оружием. Однако по свидетельству Строгановской летописи, поход организовали сами купцы.

Однозначно можно сказать лишь то, что Строгановы не имели оснований препятствовать казакам в намерении совершить поход в пределы Сибирского ханства. Между солепромышленниками и Ермаком в этом не было разногласий. Но разногласия начались сразу же, когда вопрос о походе встал на практическую почву. Ермак полагал, что, раз уж поход отвечает жизненным интересам Строгановых, то они должны принять на себя издержки по его материальному обеспечению. Он требовал снабдить казаков оружием, боеприпасами, продовольствием и одеждой, послать с ними переводчиков и проводников. Также Ермак требовал позволить ему набрать в дружину добровольцев из пермских казаков, крестьян и пленных литовцев, поляков и немцев.

В пермских вотчинах в то время управляли делами максим и Никита Строгановы. Старший Строганов по делам находился в столице. Переговоры с Ермаком, скорее всего, вел Максим Строганов как старший из оставшихся на месте хозяев.

Переговоры шли долго, но безуспешно. Максим Строганов решительно отказывался снабжать дружину припасами. Подобного рода отказ привел казаков в большое негодование, после чего они пригрозили разорением Строгановского имения.

Оказавшись в безвыходной ситуации, алчный купец вынужден был пойти на уступки и вдыть требуемые припасы. Тотчас же были открыты хлебные амбары, и работа закипела. Строгановские приказчики и полковые писари, устроившись за столами, поставленные прямо у амбаров, вносили в заемные кабальные книги имена и отчества казаков, место жительство их семей.

Атаманы требовали, говорится в летописи, выдать оружия и продовольствия на 500 человек из расчета 3 пуда ржаной муки, пуд сухарей, 2 пуда круп и толокна, пуд соли, безмен масла, половину свиной туши, некоторое количество рыбы, ружье, а так же по 3 фута пороха и свинца на казака. Загрузка судов, заблаговременно заготовленных казаками, шла днем и ночью. Ермак спешил: нужно было до ледостава перевалить через «Камень» (Уральские горы).

Однако грузов оказалось больше, чем могли взять легкие струги. Чтобы увеличить их грузоподъемность были сделаны набои к днищам, но это помогло лишь частично. Часть припасов пришлось оставить на берегу. Во всех делах Ермак следовал обычаям волжского и донского казачества. Все важнейшие вопросы решал общий сбор казаков — войсковой круг. Бесспорно, по решению круга был предпринят и поход в Сибирь, хотя летописи об этом не упоминают. Круг избрал атамана, который сосредоточивал в своих руках всю полноту исполнительной и распорядительной власти. Власть атамана опиралась, таким образом, на силу авторитета его в казачьей массе. И тот факт, что Ермак в течение многих лет и до конца жизни оставался атаманом, убедительно говорил об огромной его популярности среди казаков. В конце августа 1581 года подготовка к походу закончилась. Все казаки и атаманы были приведены к своеобразной присяге, состоявшей в том, что каждый воин целовал крест и клялся стоять непоколебимо против врага и до конца быть верным казацкому делу. Отслужив молебен, войско погрузилось на струги и, подняв паруса, с попутным ветром двинулось в путь. Флотилия состояла более чем из восьмидесяти судов и представляла собой внушительную силу.

Глава 4. Поход. Причины победы

Итак, 1 сентября 1581 года дружина Ермака выступила в поход. Маршрут похода довольно точно прослеживается историками. Сначала он плыл по реке Каме, потом вверх по реке Чусовой. Сильное встречное течение очень замедляло движение стругов. Далее их путь пролегал по реке Серебрянке к Тагильским перевалам, где было удобнее перебраться через «Камень».

На перевале казаки построили земляное укрепление — Кокуй-городок, где зимовали до весны. Эта зимовка не была временем простой передышки: Ермак создавал тыловую базу похода уже на восточной стороне Уральских гор, вел разведку, привлекал на свою сторону местное население.

По реке Тагил судовая рать Ермака спустилась в реку Туру, где начинались земли Сибирского ханства. Здесь произошли первые столкновения Ермака с сибирскими татарами. В ходе сражений казакам удалось занять Епанчин-городок, затем старую столицу Тюменского ханства Чинги-Туру. Далее путь пролегал через враждебную территорию. В результате сибирским татарам ни разу не удалось напасть на судовый караван Ермака неожиданно. Опасность теперь угрожала непосредственно столице Сибирского ханства — городу Искеру. Русское войско медленно, но верно приближалось…

Хан Кучум лихорадочно собирал воинов, требуя от мурз и князей, чтобы они прибыли к столице со своими отрядами. Сибирскому хану удалось создать большое численное преимущество над казаками Ермака, кроме того укреплялась столица ханства — город Искер, также были укреплены близлежащие городки Атик и Карачин.

Воинство Кучума представляло обычное феодальное ополчение. В отличие от казачьей дружины, состоявшей исключительно из добровольцев, оно набиралось в принудительном порядке и было плохо обучено военному делу. Правильная организация была совершенно ему чужда. Его подразделения состояли из отдельных отрядов, собранных вассалами хана. Ядро войска составляли ханская конница, в которой наряду с татарами было много бухарцев и ногаев. Сам Кучум взятием Искера и убийством прежних правителей закончил свои воинские дела. Конницу возглавлял Маметкул (вернее, Мухаммед — кули), по одним источникам, брат, по другим сын, а вероятнее всего, племянник Кучума. Ему же были подчинены и прочие отряды ополчения. В лице Маметкула Ермак имел достойного противника.

В ставку хана поступали неутешительные известия. Разгром пограничных мурз в устье Туры, неудачные попытки остановить казаков у Березового и Караульного яров на Тоболе, побудили Кучума предпринять более решительные меры.

Не прекращая фортификационных работ у Искера и на подступах к нему, он послал Маметкула с отборной конницей навстречу Ермаку. Хорошо знакомой дорогой, по которой не раз проносились с добычей его всадники, Маметкул поспешил к устью Тавды, где, по последним сведениям, находились казаки. Но встреча произошла раньше, так как Ермак уже оставил лагерь и плыл вниз по Тоболу.

В районе деревни Бабасаны, передовые отряды татарской конницы заметили плывущее судно. Это был ертаульный (сторожевой) струг Ермака. Сразу же завязалась перестрелка. Татары, войдя на лошадях в воду, пытались поразить казаков стрелами, а те, отвечая им редкими ружейными выстрелами, повернули обратно, чтобы соединиться с основной флотилией. Маметкул приказал отрезать путь казакам, одиночная стрельба которых не представляла большой опасности, однако вскоре подошли основные силы флотилии.

Ермак не уклонялся от боя. По ханским знаменам, развевавшимся на берегу, он понял, что перед ним если не сам хан, то его главный генерал. Развернувшись фронтом к берегу, казаки открыли интенсивный огонь. По приказу Ермака стрельба была организована таким образом, что пока одни воины стреляли, другие заряжали ружья, поэтому залпы следовали один за другим с большой частотой. Полудикие степные кони татар от ружейного треска заметались по берегу, внося хаос и панику в татарские отряды. Маметкул приказал своим спешиться и продолжать бой в пешем порядке. Ермак, не давая врагу опомниться, подал клич к атаке. Струги рванулись к берегу. Укрывшись за их бортами, казаки не прекращали пальбы, а затем, высадившись на сушу, бросились в рукопашную схватку.

Татары, не выдержав дружного натиска казаков, отступили, но наступившая ночь вынудила Ермака оставить преследование. Атаман приказал соорудить на берегу временное укрепление из жердей и земли. Русские воины имели в этом большой опыт, и лагерь скоро был готов.

Наутро Маметкул возобновил боевые действия. Татарские всадники приблизились к самому лагерю, пытаясь нанести урон «копейным поражением и острыми стрелами». Плотный огонь казаков отбросил татар, но те пришли в себя и снова перешли в атаку.

Пять дней держал Маметкул казачий лагерь в осаде, проводя непрерывные атаки. В итоге понеся большие потери и страшась еще больших, Маметкул прекратил безрезультатные атаки и покинул поле боя. Дружина получила возможность продолжать путь.

Бой при Бабасанах, не давший решительной победы ни той, ни другой стороне, укрепил, однако, уверенность Ермака в победоносном исходе похода, а у Маметкула оставил надежду на возможность полного уничтожения малочисленного казачьего войска. Оба военачальника извлекли уроки из первой боевой встречи.

После битвы при Бабасанах Ермак неожиданным ударом взял Карачин, укрепленный городок всего в шестидесяти километрах от Искера. Отбить город попытался сам Кучум, но ему пришлось отступить и вернуться в столицу. Затем воины Ермака захватили другой укрепленный городок, прикрывавший сибирскую столицу, – Атик. Наступало время битвы за Искер – решающего сражения всего похода. Силы Кучума были еще весьма значительными, а город хорошо укреплен.

К октябрю 1582 года войска Ермака подошли к Искеру. Рядом с городом был организован полевой лагерь, после чего казаки пошли на штурм. Первый приступ казаков оказался неудачным – город был очень хорошо укреплен. Вскоре штурм повторился, но был также безуспешен. Именно после этого Маметкул, оборонявший город в районе Чувашского мыса, совершил крупную военную ошибку. Ободренный неудачами русских приступов и малочисленностью дружины Ермака, он решился на большую вылазку. Татары сами разобрали в трех местах укрепления и вывели свою конницу в поле. Казаки заняли круговую оборону и встали плотными рядами. Стрельба из пищалей велась непрерывно: пищальники укрывались внутри каре, перезаряжали оружие и снова выходили в первые ряды, чтобы встретить залпом атакующую конницу. Татары понесли крупные потери, но прорвать плотный строй казаков так и не сумели. В бою был ранен предводитель татарской конницы Маметкул.

Неудача в полевом сражении у Чувашского мыса оказалась гибельной для хана Кучума. Насильно собранное ханское войско начало разбегаться. Вогульские и остяцкие отряды, составлявшие немалую его часть, также обратились в бегство. Отборная ханская конница погибла в бесплодных атаках.

Ночью хан Кучум покинул свою столицу, и 26 октября 1582 года Ермак с дружиной вошел в столицу Сибирского ханства.

В этих сложных условиях Ермак проявил себя не только дальновидным военачальником, но и дипломатом и политическим деятелем. Удержаться в крепости, удаленной от России на сотни километров, можно было только при поддержке местного населения, и Ермак сразу же постарался установить дружеские связи с вогульскими и остяцкими князьями. Ненависть жителей Западной Сибири к режиму деспотии хана Кучума способствовала этому.

Разгром большого татарского войска Ермак использовал для того, чтобы поставить под свою власть соседние земли. Он разослал в разные стороны казацкие отряды, которые «очищали» земли от остатков орды. Русские потери в этих походах оказались минимальными.

Таким образом, поход достиг своей основной цели – Сибирское ханство практически перестало существовать, его столица была захвачена, армия разбита, а хан Кучум скрылся в степи.

Несомненно, поход Ермака был тщательно подготовлен и хорошо спланирован. Свидетельством тому служит и набор дополнительных воинов из состава местного населения, и изготовление внушительной флотилии струг, и хорошее вооружение казацкого войска. Но если сравнивать силы Ермака с силами, которые мог привлечь хан Кучум, то становится непонятно, как Ермак смог одержать победу.

По данным тогдашнего Посольского приказа, Кучум мог вывести в поле около 10 тыс. воинов, причем, большей частью, конных. Также хан мог принудить себе в помощь вогульские и остяцкие войска плюс к этому добровольная помощь ногаев, с которыми у хана Кучума были хорошие отношения. Таким образом, численное преимущество хана было более чем подавляющим, по разным оценкам общая численность его сил могла составлять 20-25 тысяч воинов, против чуть более тысячи воинов Ермака. Кроме того Кучум вел оборонительную войну на своей территории, в то время как казаки Ермака двигались по малоизвестным им землям.

Блестящие победы Ермака обычно объясняются превосходством в вооружении, прежде всего в огнестрельном оружии, которого татары, якобы, могли не знать и которое приводило их в ужас. Но на самом деле, это не совсем верная гипотеза. С огнестрельным оружием сибирские татары были знакомы, хотя и не имели его в достаточном количестве.

Несомненно, рать Ермака имела хорошее по тем временам оружие. По словам летописца, ее снабдили «оружием огненным». Пушки были, но только легкие (так как транспортировка больших, тяжелых орудий была проблематична) и при всем этом их было не более десятка. Зато имелось триста пищалей, дробовые ружья и даже испанские аркебузы. В целом же ручным огнестрельным оружием владело не более трети войска, остальные воины имели луки со стрелами, сабли, копья, топоры, кинжалы, какое-то количество самострелов. Пушки стреляли на 200-300 метров, пищали — на 100, причем скорострельность была незначительной (2-3 минуты на перезарядку). Так что решающего преимущества Ермаку огнестрельное оружие не давало.

Что же обеспечило успех Ермака?

Во-первых, умелое командование и четкая организация войска. Сам Ермак обладал большим военным опытом.

Признанными воеводами считались и его ближайшие соратники: Иван Кольцо и Иван Гроза. Дружина разделялась на пять полков во главе с выборными есаулами. Полки в свою очередь делились на сотни, сотни — на полусотни и десятки со своими сотниками, пятидесятниками и десятниками соответственно. В войске были выделены полковые писари, трубачи, литаврщики и барабанщики, подававшие сигналы во время ражений.

В течение всего похода соблюдалась строжайшая дисциплина. Казаки были искусными, мужественными бойцами, привычными к дальним и трудным походам.

Во-вторых, успехам Ермака способствовала умело выбранная тактика — быстрые маневры «судовой рати», недоступной для татарской конницы, внезапные удары, сочетание «огненного» и рукопашного боя, использование легких полевых укреплений.

В-третьих, Ермак выбрал для похода наиболее выгодное время, когда силы Кучума оказались раздробленными.

Как раз накануне похода Ермака хан послал своего старшего сына и наследника Алея с лучшими отрядами на Пермский край.

И, наконец, тыл хана Кучума был довольно непрочным. Вогульские и остяцкие князья, данники хана, только по принуждению присоединились к его войску, на их верность нельзя было рассчитывать, а местные жители, рыболовы и охотники, вообще не желали воевать с русскими.

Глава 5. Цели и итоги присоединения Сибири.

Вопрос о целях похода Ермака в Сибирь по прежнему остается открытым.

В многочисленных трудах о легендарном герое прослеживаются три точки зрения на причины, побудившие казаков совершить поход, в итоге которого огромная Сибирь сделалась провинцией русского государства. Согласно первой версии, на завоевание этой земли казаков благословил царь, не рискуя при этом регулярными войсками. Вторая версия состоит в том, что поход организовали промышленники Строгановы, чтобы обезопасить свои городки от набегов сибирских военных отрядов. По третьей версии казаки, прибыв сначала к Строгановым на гарнизонную, службу сами организовали поход в силу воинственности своего характера и возможно с целью наживы.

Однако, при детальном рассмотрении, сложно сделать окончательный вывод в пользу той или иной версии. Так, по одной из летописей, Иван Грозный, узнав о походе, велел Строгановым немедленно вернуть казаков для обороны городков. Строгановы так же не могли быть инициаторами похода – это было им не выгодно как с военной точки зрения, так и с экономической. Известно, что казаки изрядно пограбили продовольственные и ружейные запасы, а уйдя в поход, лишили купеческие города гарнизонов. Скорее всего, Строгановы сделались участниками похода на Сибирь против своей воли. Остановиться на какой-либо версии этого похода трудно, также потому что в фактах, приводимых разными жизнеописаниями и летописями много противоречий. Существуют Строгановская, Есиповская, Ремизовская (Кунгурская) и Черепановская летописи, в которых даже сроки прихода казаков на службу к Строгановым указываются разные, как и разнится отношение к самому Ермаку. Возможно, что у атамана были свои цели, скорее личные, чем государственные. Если учитывать, что Ермак долгое время защищал южные границы страны от набегов крымских татар, то можно предположить, что в его понимании этот поход был восстановлением исторической справедливости. Ермак позиционировал себя и свое войско не как захватчика, но как освободителя местных народов от агрессии Кучума, он не нес насилия и поголовного убийства населения, наоборот, в русских традициях защищая коренных сибиряков от самоуправства татар.

Погиб Ермак в неравном бою, как ратный человек, не нажив при этом значительных богатств.

Прошло несколько лет, прежде чем правительственные войска окончательно закрепились в Сибири и выстроили в окрестностях Кашлыка крепость Тобольск, ставшую новой столицей края. Через тринадцать лет после гибели Ермака царские воеводы окончательно разгромили Кучума, с этого момента начинается история русской Сибири.

Заключение

Вторая половина XVI века была неоднозначным и сложным временем в истории российского государства. Неудачная Ливонская война, опричнина царя Ивана IV и прочие потрясения преследовали страну в тот период. Неспокойной была и ситуация на восточной границе страны – Сибирское ханство оказалось агрессивным соседом, который осуществлял постоянные набеги в пределы нашего государства и в перспективе мог организовать крупное вторжение на слабо защищенные территории.

Однако угроза со стороны Сибирского ханства была полностью устранена благодаря блестящему полководцу и неординарному руководителю – атаману Ермаку Тимофеевичу. Лишь в силу той стойкости и железной дисциплины, которые он, всем своим характером и авторитетом, внушал войску на протяжении похода, небольшая армия казаков смогла разгромить внушительные силы хана Кучума. Личность Ермака остается до конца не изученной, однако бесспорным является тот факт, что Ермак был человеком прозорливым и очень сильным в плане своих моральных качеств.

Поход Ермака был хорошо Спланированной военной компанией. На его результаты во многом повлияла тщательная предварительная подготовка, создание тыловых баз, грамотная политика в отношении местного коренного населения, четко отработанная тактика ведения боя и хорошая дисциплина в казацком войске, а также внутренние противоречия внутри Сибирского ханства

Благодаря военному походу Ермака было уничтожено Сибирское ханство – один из последних осколков Золотой Орды, была ликвидирована угроза восточным границам страны. Но самое главное, поход Ермака начал процесс постепенной колонизации всей территории Сибирского региона и последующего включения его в состав России

Источники и литература

  1. Никитин Н.И. Освоение Сибири в XVII веке.
  2. http://www.hrono.ru/sobyt/lichno/Ermak.php
  3. Алехин П.В. История государств и народов Урала и Сибири.
  4. Скрынников Р.Г. Экспедиция в Сибирь отряда Ермака.
  5. Окладников А.П. Открытие Сибири.
  6. Раифович Н.Т. История купеческих династий.
  7. Никитин Н.И. Русские землепроходцы в Сибири.
  8. Платонов С.Ф. Учебник русской истории.
  9. Лубченков Ю.Н. Самые знаменитые полководцы России.
  10. Каргалов В.В. Полководцы X-XVI вв.